BBGR_ALL_NCLUSIVE21

Аппаратная терапия и vision therapy: казнить нельзя помиловать – где поставить запятую?


Почему упоминание функциональной терапии во врачебном сообществе считается моветоном? И так ли это на самом деле? Давайте разбираться.

История применения аппаратной терапии в нашей стране – как раз тот случай, когда мы впереди планеты всей. Причем в России пользуются популярностью достаточно разнообразные виды этой терапии: и стимуляции, и оптикорефлекторные методы, и метод биологически обратной связи, и компьютерные программы. 

Почему же в последние годы прямо-таки неприлично стало говорить во врачебном сообществе, что ты занимаешься функциональной терапией и физиотерапией? «Недоказательно, нельзя таким быть, да вы просто деньги тянете с бедных пациентов». Недоказательная медицина – и точка. Знаете, мне очень нравится анекдот про неуловимого ковбоя Джо, которого никто не мог поймать, потому что никто и не ловил. Когда мы узнали широко о доказательной медицине в России? Относительно недавно. То, что никто не ставил целью доказать действенность функциональной терапии с позиций научной медицины, – не значит, что это ересь и обман, как активно пропагандируют сейчас некоторые блогеры от медицины. Коллеги, надо включать клиническое мышление, которое нам прививали в медицинских институтах. В эссе я выскажу свое мнение о применении аппаратной терапии в России. Оно основано на опыте многолетней работы, изучении классических и современных тенденций патогенеза, методов терапии рефракционных нарушений. Могу ошибаться? Конечно, давайте разбираться. 

Но начну я с того, что мы, врачи, сами во многом виноваты в сложившейся ситуации. Почему? Вспомните, как назначается аппаратное лечение у нас сейчас. Есть «Визотроник»? Тогда назначим его. Закупили еще приборы для магнитотерапии и электростимуляции? И их назначим тоже, много – не мало. Кто задумывается о том, каков механизм воздействия того или иного прибора? Написано в показаниях к аппарату «близорукость» – значит, всем пациентам с миопией его и рекомендуем. А то, что близорукость может быть абсолютно разной: осевой, ре­фракционной, стабильной, быстро прогрессирующей, – неважно? Раз в инструкции к прибору не уточняется, для лечения какого типа миопии он предназначен, то зачем разбираться. 

Мне очень импонирует зарубежный подход к подбору метода терапии. Когда назначается vision therapy, даже не упоминается такое понятие, как лечение близорукости или дальнозоркости. Устраняется именно проблема, нарушение, а не диагноз. Есть, к примеру, vision therapy аккомодационных и бинокулярных нарушений. Помимо коррекции рефракции, такая процедура активно применяется в целях улучшения успеваемости в школе и спортивных результатов, то есть никто не утверждает, что vision therapy предназначена для прямого конт­роля миопии. Тем не менее этот метод может быть достаточно эффективным в коррекции функциональных нарушений зрения, приводящих к прогрессированию заболевания. Есть множество исследований, как российских, так и зарубежных, в которых показывается, что бинокулярные нарушения зрения, например дисфория или усиление конвергенции, играют роль предикторов миопии.

Можно ли назвать методики функциональной терапии и vision therapy прямыми методами контроля миопии? Нет, и я этого тоже не утверждаю. Считать их вспомогательными методиками коррекции возможных предикторов миопии? Почему бы и нет, не вижу логических противоречий в этом вопросе. Интересующие нас методики контроля миопии не относятся к области доказательной медицины? Как конкретно это можно доказать? От воздействия только на аккомодацию и конвергенцию полностью исправится патологический, излишний рост передне-задней оси и склера не будет такой ригидной, а сетчатка истонченной? А какие еще есть доводы? Никто не отменял комплексного подхода. Если миопия – мультипатогенетически обоснованное заболевание, то не логичен ли будет патогенетически обусловленный подход в его профилактике и терапии? Но что же мы все о миопии? А амблиопия, страбизм? Тут-то vision the­rapy и функциональная терапия более чем вос­требованы. И у нас с вами, дорогие коллеги, очень даже есть чем поделиться в этом вопросе. Другое дело, что приборы функциональной терапии и vision therapy будут эффективны только в руках врача, умеющего анализировать и структурировать поступившую к нему информацию. С помощью синоптофора, бивизио­тренера, призматического компенсатора или методик vision thera­py можно как скорригировать на­рушение зрения, так и навредить ему. В приоритете должен быть индивидуальный подход к каждому пациенту. Именно такому подходу в терапии рефракционных нарушений мы с вами и обучаемся, например, на курсе «Центр конт­роля миопии и ре­фракционных нарушения от А до Я», где ему уделено большое внимание.

Автор:
А. В. Егорова, канд. мед. наук, врач-офтальмолог (Ижевск)

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Современная оптометрия»  [2021. № 3 (142)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 603-40-02.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях: