BBGR с технологией BLUV Xpert

Что будет с нашей профессией через 30 лет?


Продолжаем разговор о будущем оптики. И конечно, мимо нашего внимания не могли пройти проблемы, связанные с образованием и повышением квалификации сотрудников оптических компаний. Эти проблемы мы обсудили с Ириной Шевич, директором ЧУ ДПО «Институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки “Опти-класс”». Беседа получилась очень интересной и поставила немало вопросов.

 

— Недавно вы выступали на Optical Forum в Казахстане и говорили о перспективах развития компетенций в оптике. Эти вопросы очень актуальны. Мы не знаем, что будет с нами через 10–20 лет, но предлагаем поразмышлять на эту тему. Как вы думаете, сохранится ли наша профессия через 30 лет?

— Это непростой вопрос. У нас есть способность и желание сохранить все незыблемым, поэтому мы держимся изо всех сил, цеп­ляемся за привычные для нас формы и не хотим признавать, что все меняется. Но давайте все-таки посмотрим в будущее.

Прежде всего нужно понять, чего хотят наши клиенты. Любой рынок ориентирован на людей, которые будут покупать его основной продукт. Когда мы разговариваем с пациентами и спрашиваем их, почему они не носят очки, выясняется, что отсутствие хорошего зрения не является для них такой уж насущной проблемой. Даже если при его проверке мы определяем, что у них зрение составляет 30–40 процентов от нормы, улучшение его качества не становится для пациентов ни целью, ни мотивацией. Так, один из клиентов с мио­пией –5,0 диоптрий и с постоянным прищуром сказал, что ему нужны очки, которые позволяли бы видеть больше, чем он видит просто глазами. Например, он хотел бы, чтобы на линзы выводилась сводка новостей. То есть вот эта мечта об очках как о приборе, который перенесет нас в другой мир, уже есть, и многие спрашивают о том, когда уже появится бионический глаз или когда мы будем видеть на дальние расстояния, как соколы. И за обычными очками не идут те, кто в них нуждается, – они ждут технологических чудес.

Сейчас я могу назвать два направления в ме­ди­цинских технологиях, которые будут активно развиваться. Первое – решение вопросов жизни и смерти, возможность ослепнуть или сохранить зрение, если можно так сказать, имеются в виду решения в области коррекции зрения, которые помогут в ситуации, когда от них в буквальном смысле слова будет зависеть жизнь и здоровье человека, а второе – разработка опций, позволяющих ускорить процессы изготовления очков и сделать их менее затратными. Поэтому, хотим мы или нет, наша деятельность в перспективе будет автоматизироваться, заменяться какими-то приложениями, роботами. Уже сейчас существуют роботизированные операционные блоки – часть работы хирурга выполняет машина, и ее действия будут точнее, так как их можно единожды настроить и откалибровать. Но кто будет заниматься этой настройкой? И здесь многое зависит от того, какие дети приходят сейчас в наш мир и что мы сможем в них вложить, чему научить. Никто не знает, какие навыки понадобятся в нашей профессии в будущем, но то, что она изменится, это точно.

— Но она же не исчезнет? Нас не заменят машины?

— Людям по-прежнему нужно будет проверять зрение, вопрос в том, как это будет делаться. Все хотят быстро получить готовый результат, сидя на диване. Есть программы и приложения, направленные на решение этой задачи, пока они несовершенны, тем не менее есть активное движение в эту сторону.

В 2020 году в журнале «Офтальмология» была напечатана статья*, посвященная машинному обучению. Оно может идти с «учителем», когда даются вводные данные и результат, и без него. Искусственный интеллект способен вывести закон на основе большого количества данных, выявить случайные связи, исключить ошибочные диагнозы, проанализировать огромный массив информации. Его использование облегчило бы работу врача с точки зрения диагностики, методов лечения, с его помощью можно было бы создать новые справочники и так далее. Но проблема в том, что мы не располагаем стандартизированными данными, которые можно было бы обобщить – нет подробных историй болезни, практики длительного ведения пациентов. Оптометристы и врачи-офтальмологи, работающие в оптических салонах, в принципе не занимаются сбором такой информации. Именно поэтому я считаю, что нам важно работать в соответствии с определенными алгоритмами и стандартами. Мы изо всех сил их внедряем в оптические розничные компании, чтобы все представители нашей отрасли говорили друг с другом на одном языке, исследовали одни и те же функции, использовали стандартизированные формы, приводили полученные данные к общему знаменателю и могли на этом основании делать определенные выводы.

— Поможет ли введение стандартов в сфере оптики повысить уровень компетентности ее специалистов? В частности, что вы думаете о принятом в 2021 году профессиональном стандарте оптометриста?

— Если говорить о создании профессиональных стандартов, то хорошо уже то, что такая работа ведется. Но стандарт, о котором вы говорите, предназначен не для оптомет­ристов, а для «специалистов в области медицинской оптики и оптометрии». Это довольно размытое определение специальности. Думаю, в документ будут вноситься изменения, исправляться недоработки. Когда это делается для огромной страны, мы понимаем, насколько сложно запустить процессы, синхронизировать их с технической точки зрения. Это касается и профессиональных стандартов, и профессиональной аккредитации, к которой сегодня тоже много вопросов.

— Сейчас в подготовке специа­листов для отрасли сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, молодых квалифицированных кадров не хватает, с другой – студенты профильных образовательных учреждений далеко не всегда мотивированы работать по специальности.

— Так было всегда: люди, которые поступают в один вуз, потом идут работать по другой специальности. Как привлечь и удержать молодежь – это другой вопрос. Недавно прошли два форума, где обсуждались именно тренды в образовании. Когда говорят, что современная молодежь заинтересована получать информацию быстро и у нее клиповое мышление, – это преувеличение. Мы все хотим этого, потому что тонем в том объеме сведений, который на нас обрушивается. Здесь на первый план выходит методология обучения: как учиться, что выбирать, исходя из того, что вам интересно, а не делать что-то для «галочки». Формальный подход не даст результата, и все данные, необходимые для сдачи экзамена, забудутся на следующий день. Много зависит и от преподавателя, насколько он увлечен своим предметом, может ли вдохновить учащихся, придумать задания, которые будет интересно выполнять.

Сейчас наблюдается тенденция к объединению в команды, в которые входят специалисты разных профилей. Благодаря их синергии создается мультимышление, позволяющее выйти за рамки своей специальности. Даже как оптометрист я не работаю одна, если у меня возникают вопросы – советуюсь со своими коллегами врачами-офтальмологами. Если необходимо, ищу данные по неврологии, нейрофизиологии, общаюсь с физиками – хочется получать более «объемную» информацию, чтобы разобраться в причинах того или иного заболевания. И здесь опять же, с одной стороны, нам могут помочь роботы для анализа данных, а с другой – нам самим нужно выходить за рамки того, к чему мы привыкли.

— Какие компетенции в вашей профессии будут востребованы в ближайшем будущем?

— Умение общаться друг с другом, потому что человеку нужен человек и никакая машина его не заменит. Чем дальше, тем больше мы углубляемся в свою сферу и становимся все более узкими специалистами. Кто-то занимается только детским зрением, кто-то только подбором жестких или мягких контактных линз – и это нормально. Более того, это общемировая тенденция. У каждого свой предмет исследований, и сейчас нам нужно уметь взаимодействовать с разными специалистами, строить врé́менные команды, чтобы иметь возможность с кем-то проконсультироваться, куда-то направить своего пациента. Такая позиция, когда вы во главу угла не ставите свою важность и не претендуете на всеведение, позволяет создать эффективное взаимодействие, гибкое мышление, а также развивает творческие способности.

Как совместить новые требования к профессии и реальность системы подготовки специалистов? Это важно, поскольку на основе профессио­нальных стандартов будут создаваться образовательные стандарты. И в этих образовательных стандартах планируется уменьшить объемы информации и сроки получения специальности. Насколько это оправдано? Что мы получим? Как будут учиться наши специалисты? И здесь на первое место снова выходит определение методологии обучения, которая бы позволяла сформировать способность к аналитическому мышлению и желание учиться самому. Нужно искать нестандартные формы занятий и творчества, чтобы быть более гибким, менять что-то в своих действиях в соответствии с актуальными тенденциями, видеть суть, разбираться в причинно-следственных связях. Мне кажется, сегодня нужно мыслить в таком ключе.

Действительно, это интервью — только начало дискуссии на важнейшую тему о формировании будущего профес­сии специалиста очковой оптики. Мы благодарим Ирину Шевич и надеемся на продолжение разговора. 

Беседовала Дария Рылова

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Веко»  [2021. № 10 (254)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 603-40-02.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях: