BBGR_ALL_NCLUSIVE21

Дифференциально-диагностические критерии врожденной и рано приобретенной миопии высокой степени у детей дошкольного возраста


В статье рассмотрены вопросы дифференциального диагноза между врожденной и рано приобретенной миопией высокой степени на основании ретроспективного анализа 44 обследованных детей дошкольного возраста в офтальмологическом центре «Глазка». В результате выявлены достоверные различия по рефракционным и биометрическим показателям, клинической форме и течению, факторам риска и выраженности синдромной патологии.

Введение

В настоящее время миопия у детей развивается между 5 и 9 годами жизни [1, 9], и ее старт все чаще приходится на дошкольный возраст [2]. При этом чем раньше возникает мио­пия, тем выше риск формирования ее высокой степени [3]. 

В 2015 году Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) было предложено новое определение миопии высокой степени: это состояние объективной миопической ре­фракции со сфероэквивалентом ≥–5,00 дптр в любом глазу [4]. По мнению исследователей, такая формулировка является наиболее верной [4], поскольку некорригированная острота зрения при миопии в –5,00 дптр равна 6/172 (0,03) [5], что ниже порога слепоты – 3/60 (0,05) в лучше видящем глазу [6].

В связи с растущей частотой миопии в дошкольном возрасте возникает вопрос: каковы диагностические критерии между врожденной и рано приобретенной миопией высокой степени? Можно ли считать врожденной любую степень миопии, имеющуюся с рождения, или какую-либо значительную степень миопии, обнаруженную в возрасте до 6 лет [7]? Учитывая серьезный характер рисков, связанных с развитием высокой степени близорукости у детей, стóит более детально изучить эти вопросы.

Цель: провести сравнительную оценку клинико-функциональных и биометрических показателей у детей с врожденной и рано приобретенной миопией высокой степени.

Материал и методы

Ретроспективное исследование включало в себя 44 близоруких ребенка, находившихся под наблюдением в сибирском офтальмологическом центре «Глазка» в 2018–2020 годах. Обследованные дети были разделены на две группы. В первую группу вошли 22 ребенка (43 глаза) с врожденной миопией в возрасте от 3 до 7 лет (средний возраст 5,41 ± 1,11); во вторую группу – 22 ребенка (41 глаз) с рано приобретенной миопией в возрасте от 4 до 7 лет (средний возраст 6,28 ± 1,2). Средний срок наблюдения составил 18 месяцев (от 1 до 3 лет).

Всем детям было проведено стандартное офтальмологическое обследование: визометрия, субъективная и объективная авторефрактометрия (циклоплегическая), ретиноскопия (циклоплегическая), оценка положения и объема движений глаз, биомикроскопия, офтальмоскопия, кератотопография, ультразвуковое А-сканирование.

Результаты и обсуждение

Результаты обследования детей и ретроспективного сравнительного анализа приведены в табл. 1–5.

Данные табл. 1 показывают, что дети с врожденной миопией по сравнению со своими сверстниками с рано приобретенной близорукостью имели достоверно более высокую степень сферического – (9,37 ± 0,18) дптр и астигматического – (2,25 ± 0,46) дптр компонентов рефракции, высокую распространенность и степень астигматизма – (88,8 ± 0,08) % и анизометропии (72 %), а также большее значение осевой длины –  (26,98 ± 0,09) мм, толщины хрусталика – (3,78 ± 0,02) мм и глубины задней камеры глаза – (19,45 ± 0,19) мм. Приведенные показатели позволяют считать врожденную миопию осевой формой.

У детей с рано приобретенной миопией по сравнению с теми, у кого она врожденная, выявлена доказанно бóльшая оптическая сила роговицы – (44,75 ± 0,09) дптр и глубина передней камеры – (3,78 ± 0,01) мм, поэтому наряду с удлиненной осью глаза (26,55 ± 0,11) мм эту форму можно отнести к рефракционно-осевой.

Значение соотношения ПЗО / РКР более 3, обнаруженное в обеих группах, считается надежным предиктором появления и прогрессирования миопии [2, 8].

Из сведений, представленных в табл. 2, следует, что дети с врожденной миопией по сравнению с теми, у кого она рано приобретенная, имели достоверно более высокий процент патологии зрительного нерва (88,4 %) и макулы (48,8 %), а также хориоретинальной (62,8 %) и периферических дистрофий сетчатки (40 %). При этом у детей с рано при­обретенной миопией, в отличие от малышей с врожденной, аномалии развития и макулярная патология не были выявлены, но присутствовали в доказанно меньшей степени типичные миопические изменения глазного дна: височные конусы < (1/2) ДЗН (68,3 %), наклонные диски (31,7 %), перипапиллярная хориоретинальная атрофия (30,4 %), периферические ретинальные дистрофии (24,7 %).

Острота зрения с коррекцией у детей с врожденной миопией была достоверно ниже [(–0,419 ± 0,02) против 0,7 ± 0,1], чем у малышей с рано приобретенной, и соответственно, выше распространенность тяжелой амблиопии – 96 %. В то время как дети с рано приобретенной миопией имели амблиопию только легкой степени, но в 88 % случаев.

Данные табл. 3 показывают, что высокая врожденная миопия у детей имеет преимущественно стационарное – в 67,4 % случаев и даже регрессивное течение – в 6,9 %, в отличие от рано приобретенной, которая в 78 % ситуаций прогрессирует с более высокой скоростью, практически в два раза, чем при врожденной близорукости [ГГП составляет –(0,928 ± 0,09) дптр/год].

Из табл. 4 видно, что у детей с врожденной миопией по сравнению с теми, у кого она рано приобретенная, синдромальная и системная патологии соединительной ткани встречались гораздо чаще. Дети с рано приобретенной миопией преимущественно имели астеническое телосложение и нарушение осанки, но также у них отмечались гипер­мобильность суставов и аутизм.

Судя по данным табл. 5, рано приобретенная близорукость была выявлена у участников исследования в более позднем возрасте: в среднем в (4,3 ± 0,9) лет, чем врожденная – в (3,3 ± 1,1) лет (р < 0,05). У детей с рано приобретенной миопией наследственная предрасположенность к ней отмечалась в 45,4 % случаев, с врожденной достоверно ниже – в 36,4 % (р < 0,05). Патология беременности и родов матери гораздо чаще встречается у детей с врожденной мио­пией. При рано приобретенной миопии у детей преобладали родовая травма шейного отдела позвоночника и перинатальная патология нервной системы. 

Выводы

1. Выявленные достоверные различия клинико-функциональных и биометрических показателей могут стать дифференциально-диагностическими критериями врожденной и рано приобретенной миопии в дошкольном возрасте.

2. Подтверждено, что врожденная миопия высокой степени является более тяжелой клинической формой заболевания, которая сочетается с аномалиями развития органа зрения и системными заболеваниями соединительной ткани.

3. Рано приобретенная миопия имеет наследственную предрасположенность, быстрый темп прогрессирования, выраженные миопические изменения на глазном дне, что позволяет рассматривать ее как осложненную форму заболевания с неблагоприятным прогнозом. 

Список литературы

1. Morgan I. G., Ohno-Matsui K., Saw S. M. Myopia // Lancet. 2012. № 379. P. 1739–1748.
2. Тарутта Е. П. [и др.]. Анализ факторов риска развития близорукости в дошкольном и раннем школьном возрасте / Е. П. Тарутта, О. В. Проскурина, Н. А. Тарасова, Г. А. Маркосян // Анализ риска здоровью. 2019. № 3. С. 26–33. DOI: 10.21668/health.risk/2019.3.03. 
3. Wojciechowski R. Nature and nurture: the complex genetics of myopia and refractive error // Clin. Genet. 2011. Vol. 79, № 4. P. 301–320. DOI: 10.1111/j.1399-0004.2010.01592.
4. The impact of myopia and high myopia / University of New South Wales, Sydney, Australia 16–18. March 2015. P. 8. 
5. International statistical classification of diseases and related health problems, 10th revision, version for 2010. Geneva: World Health Organization, 2010.
6. Hirsch M. J. Relation of visual acuity to myopia // Arch Ophthalmol. 1945. № 34. P. 418–421.
7. Khadari  M. H. [et al.]. A Case of Unilateral Congenital Myopia in a 36 Year Old Male Patient – A Case Report and Study of Literature / M. H. Khadari, D. Udayakumar, M. Nirmala, Bellamkonda Silpa // International Journal of Science and Research (IJSR). ISSN (Online): 2319–7064.
8. He X. [et al.]. Axial length/corneal radius ratio: association with refractive state and role on myopia detection combined with visual acuity in Chinese schoolchildren / X. He, H. Zou, L. Lu, R. Zhao, H. Zhao, Q. Li, J. Zhu // PLoS One. 2015. Vol. 10, № 2. P. e0111766. DOI: 10.1371/journal.pone.0111766.
9. Rose K. A., French A. N., Morgan I. G. Environmental Factors and Myopia: Paradoxes and Prospects for Prevention // The Asia-Pacific Journal of Ophthalmology. November/December 2016. Vol. 5. № 6. P. 403–410.

Авторы:
Ирина Юрьевна Смирнова, врач-офтальмолог, канд. мед. наук, директор офтальмологического центра «Глазка» (Новосибирск)
Наталья Васильевна Позднякова, врач-офтальмолог высшей категории, офтальмологический центр «Глазка» (Новосибирск)
Ксения Андреевна Афанасьева, врач-офтальмолог, офтальмологический центр «Глазка» (Новосибирск)
Ирина Владимировна Колточихина, врач-офтальмолог, офтальмологический центр «Глазка» (Новосибирск)

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Современная оптометрия»  [2021. № 4 (143)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 603-40-02.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях: