Этическая и коммерческая составляющие в профессии врача-офтальмолога и оптометриста


«Ты знал, куда шел!»..., «Помогать людям – это призвание, а не работа»..., «Совсем обнаглели, деньги брать за лечение»... – знакомые высказывания, коллеги? В том или ином виде мы слышим их часто. Особенно, как ни странно, много нареканий на врачей бюджетных организаций.

Я сама проработала в государственной клинике 20 лет, и мне абсолютно непонятно, почему так происходит. На прием выделяется 12 мин. Что можно успеть за это время? В лучшем случае сказать «Здравствуйте», проверить зрение и заполнить карту. Выражение «карту врач заполняет для прокурора» придумали не просто так, увы... Как ни крути, врач – помогающая профессия. Наиболее часто мы идем в медакадемию с целью «Буду лечить людей» и редко – с мыслью «Заработаю кучу денег и буду жить на вилле у моря». Шесть лет обучения, два года ординатуры... Восемь лет прак­тически непрерывно мозг нараба­тывает новые нейронные связи, получает большое количество разнообразных знаний, причем больше половины информации не пригодится в непосредственной работе врача. Для чего нам, врачам-офтальмологам, знание биохимии, физиологии, пропедевтики внутренних болезней? Микробиология, философия?..

Вырабатывается то самое клиническое мышление, о котором так часто говорят. Да, мне ни разу в жизни не пригодилась реакция Видаля, как ни убеждала меня в обратном преподаватель микробиологии 30 лет назад... Но постоянная тренировка и наработка нейронных связей в течение многих лет привели к тому, что мозг «требует постоянной дозы знаний». Только теперь уже идет дифференциа­ция, выбираешь информацию «по работе».

Обучение консультантов в статье

Это все прекрасно. Но никто не отменял пирамиду Маслоу. Сначала должны реализоваться витальные потребности (безопасность, сон, еда), только потом – остальные. К чему я веду? Все просто. Врач – тоже человек, и ему тоже нужна реализация насущных потребностей. Выражение «на одну ставку есть нечего, а на две – некогда» – грустная врачебная ирония... Представим врача условной поликлиники, который на 1,5 ставки, десяти «левых» работах, но зарабатывает все же на покрытие насущных потребностей. Еда, жилье, запросы детей – с этим все в порядке.

Живи и радуйся? Первыми «отпадают» полноценный сон и секс, а за ними интерес к жизни и желание узнавать новое. «Ну и что? – думает рандомный пациент поликлиники. – За восемь лет врач уже всему вы­учится, на меня его знаний хватит...» А вот и нет.

Я часто обучаю врачей, веду прием в различных городах РФ и ближнего зарубежья. Поделюсь несколькими примерами из практики.

«Доктор, у моего ребенка близорукость, уже минус 6,0 диоптрии, а ему всего 12 лет. Что мне делать?» – спрашивают родители, а в ответ слышат: «Судьба вам такая, в 18 лет операция, а до этого времени – как Бог даст...» И это реальные слова «офтальмолога». По-моему, это – преступление против детства, не побоюсь этих слов.

Еще вопрос: «Доктор, а почему нам раньше не говорили, что можно остановить ухудшение зрения?» Что на это ответить? Мне каждый раз просто стыдно.

«Дорого, родители не готовы платить 30 тысяч и больше в год! У нас никто не заказывает эти ваши линзы и очки!» – можно услышать от посетителей салона. Серьезно? Моя клиника находится в городе Ижевске, не в Москве. Ижевск – маленький провинциальный город. Однако, как и в Москве, родители любят своих детей и хотят им лучшего. Что такое 30 тыс. руб. (стоимость очков для контроля миопии в моей клинике)? Это 2 500 руб. в месяц. Готовы ли родители потратить эту сумму на ребенка? А вот тут вопрос приоритета. Иногда мама – в золоте, брендовых одеждах, ногти, ресницы, ботокс... При этом от нее слышишь: «Что вы, доктор, это же дорого для нас!» А за свою красоту 20–25 тыс. руб. в месяц – нормально. На ребенка – дорого. Не жалею времени, чтобы донести, объяснить, достучаться... Часто говорю, что вы можете наблюдаться у меня, у моих конкурентов, главное – не дайте зрению вашего ребенка упасть! Чаще всего – удается, тогда я счастлива. Иногда – нет. Ну и мы не боги, я сделала все, что смогла. Самое главное для меня – сейчас у со­временных врачей-офтальмологов есть возможность реально помогать, пусть и платно.

Часто вспоминаю выражение своего учителя в офтальмологии Н. К. Эдлинской: «Не считайте деньги в кармане пациента. Вы должны донести до него все возможные варианты помощи. Дальше – его зона ответственности». Прошло 25 лет, а я абсолютно согласна! 

Автор: Алла Викторовна Егорова,
канд. мед. наук, врач-офтальмолог (Ижевск)

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Современная оптометрия»  [2024. № 1 (166)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 634-43-34.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях: