Оборудование для салонов и мастерских: что год грядущий нам готовит?


До конца 2021 года еще полтора месяца, но мы уже хотим пофантазировать о будущем и узнать, что ожидает сегмент оборудования в предстоящем году. В этом нам поможет интервью с директором компании «ИнтерОПТИК-Сервис» Николаем Иванидзе, раскрывающее наиболее актуальные тренды в сегменте технологического и диагностического оборудования.

—    По вашему мнению, могут ли произойти в ближайшем будущем глобальные изменения в том, что касается изготовления очков?

—    Российский рынок отстает от других, причем не столько в технологическом, сколько в организационном отношении. Так, в европейских странах уже давно распространена система удаленной работы, при которой в каждом салоне находится сканирующее устройство, а производство осуществляется в централизованной лаборатории. У нас тоже есть такие лаборатории, но заказы доставляются по старой схеме: оправа из салона оптики едет сначала в мастерскую, потом уже готовые очки возвращаются обратно. Устройства для удаленного сканирования установлены в очень немногих салонах. Но си­стема дистанционной передачи формы оправы из салона оптики и сборка очков непосредственно в нем имеют ряд недостатков, связанных в первую очередь с невысоким уровнем подготовки продавцов-консультантов. В Европе эта штатная единица в некоторых случаях, например если требуется вставить готовую линзу в оправу, способна заменить мастера. В России такой профессиональный уровень среди консультантов – большая редкость.

Яркой тенденцией среди российских крупных сетей, таких как «Очкарик», «Айкрафт», «Линзмастер» и другие, является то, что они активно внедряют роботизированные промышленные станки, которые располагаются в их централизованных мастерских, куда стекаются заказы из различных точек. Соответственно, новация здесь в том, что заказы выполняются не на обычных станках с алмазными кругами, а на станках с особой фрезой и вакуумной фиксацией линзы. Однако в основе этой схемы лежит централизация, и это означает, что при заказчике изготовление его очков исключается. Но выгода состоит в таком случае в том, что нет необходимости приобретать оборудование для множества салонов сети: достаточно двух-трех роботизированных станков, расположенных в централизованной мастерской.

Если же говорить о более мелких игроках розницы, скажем, о сетях из 3–10 торговых точек, то они благодаря наличию у них собственной мастерской в каждом салоне или рядом с ним получают конкурентное преимущество перед крупными сетями, поскольку могут выполнять заказы в кратчайшие сроки: за полчаса или час и прямо при клиенте. К тому же там, где в приемке и выдаче заказа участвует мастер, минимизируется вероятность наличия в готовом изделии неточностей и ошибок.

В результате крупные сети активно избавляются от мастерских в своих салонах, а небольшие компании, напротив, склонны открывать их непосредственно в точках продаж и подбора очков. И нам предстоит увидеть, чья же стратегия будет успешнее.

Veko school в статье

—    Какие перспективы могут быть у российского производителя технологического и офтальмологического оборудования?

—    Выпуск производственного оборудования у нас не имеет никаких перспектив. Это обусловлено тем, что, во-первых, на рынке присутствуют сильные зарубежные игроки. Во-вторых, в таком оборудовании, в отличие от медицинского, нуждается меньшее количество потребителей: изготовлением очков занимаются только салоны оптики, а проверкой зрения – и салоны, и медцентры. Шанс есть только у тех отечественных компаний, которые в состоянии предложить рынку какие-то принципиально новые схемы производства очков.

Спрос на медицинское оборудование как в СССР, так и в сегодняшней России достаточно большой, и к тому же помощь этой отрасли оказывает государство. При проведении государственных тендеров на закупку медицинского оборудования компании получают поддержку в случае, если в сборке приборов применяется не менее 70 процентов комплектующих, произведенных в России, что весьма проблематично. Ведь большинство из них, к примеру корпуса, экраны, кнопки, электродвигатели и другое, производится в основном в Китае. Однако нельзя сказать, что успешной продукции в сегменте медицинского оборудования у нас нет. Примерами могут служить отечественные модели синоптофора, ручных тонометров и ряда других приборов. К сожалению, российские производители не могут себе позволить ни финансово, ни технически изготовление сложного диагностического оборудования, начиная от авторефрактометров и бесконтактных тонометров и заканчивая качественными щелевыми лампами и офтальмоскопами.

—    Что вы можете сказать о продукции компании Huvitz? Ведь еще не так давно об этом производителе у нас мало кто знал, а сего­дня он занимает ощутимую долю рынка.

—    Продукция данного бренда разрабатывается и производится в Южной Корее – маленькой стране, развитие которой зависит от успешного промышленного прогресса в той же мере, в какой российская экономика обусловлена спросом на газ и нефть. Вливание американских денег в Южную Корею в 1960-е годы позволило ей спустя несколько десятилетий набрать серьезные обороты и даже составить на первом этапе конкуренцию японским производителям промышленных товаров. В частности, появление компаний LG и Samsung относится как раз к этому периоду.

В компании LG, насколько мне известно, трудились инженеры, которые теперь занимаются разработкой приборов Huvitz. Для нас очевидно, что бóльшая часть этого оборудования скопирована у японских производителей. По надежности продукция Huvitz превосходит китайские и российские аналоги, но японские приборы обходят ее по этому критерию примерно в три раза: 15 лет против 5–7. Соответствующее техническое обслуживание позволяет этим приборам работать долго. Компания Huvitz вкладывает большие средства в развитие собственного производства и разработку новых приборов, но, когда они смогут достигнуть такого же высокого уровня, как японские производители медтехники Topcon и Nidek, трудно сказать. Однако для оптических салонов и небольших частных медцентров оборудование Huvitz является отличным вариантом, что касается его качества, современного дизайна и стоимости. А вот крупные медклиники с большим потоком пациентов уже неоднократно жаловались, что корейское оборудование при интенсивном использовании довольно часто ломается, в отличие от приборов японских производителей. Клиники могут себе позволить покупку оборудования в 2–3 раза более дорогого, чтобы исключить простой кабинета. Однако российскому производителю догнать Huvitz вряд ли удастся, ведь у нас не такое активное содействие развитию отрасли со стороны государства, да и азиатский менталитет корейцев с его высокой степенью преданности тому или иному предприятию отличается от нашего более свободного, европейского.

—    Как могут повлиять принятые в этом году нормативные акты и законы на оптическую отрасль в 2022 году?

—    Хочу отметить очевидную пользу от такого изменения, как смягчение требований к помещению, в котором осуществляется диагностика зрения и подбор средств его коррекции. В частности, из обязательного условия убрано наличие окна, что пошло на пользу множеству салонов, располагающихся в торговых центрах. Также смягчены требования к наличию водопровода и площади помещения. Соответственно, как у федеральных сетей, так и у частных оптиков сегодня гораздо больше возможностей для получения всех необходимых лицензий и законного открытия салонов в наиболее выгодных местах.

Что касается процесса лицензирования, то он стал более прозрачным и оперативным, чем раньше: вместо двух-трех недель ожиданий внесение в реестр, позволяющее начать работу, происходит буквально на следующий день после одобрения инспектором. Кроме того, из-за коронавируса многие ведомства, включая Роспотребнадзор, стали принимать онлайн-обращения, что избавляет оптиков от необходимости лично являться в них и тратить на ожидание в очередях уйму времени. Также Минздрав стал внимательнее к предложениям со стороны Оптической ассоциации. Участники рынка могут улучшить эту ситуацию, пополнив ряды ее членов. Ведь чем больше их численность, тем выше вероятность, что нас услышат в «верхах». Да и более значимая материальная поддержка позволит оплачивать труд тех, кто стремится продвигать интересы участников российского оптического рынка.

—    В преддверии Нового года каковы ваши общие ожидания, связанные с отраслью?

—    Я надеюсь, что закрывать нас в связи с пандемией все-таки не станут, но разрешат работать по QR-кодам. Поэтому призываю всех прививаться. Сам я положительно отношусь к этому. Ведь чем больше будет привитых, тем меньше вероятность закрытия магазинов. Оптическая ассоциация размещала перечень регионов, в которых салоны оптики могли работать в локдаун, но, увы, таких регионов было немного. Сейчас участники рынка приспособились к новым условиям и успешно набирают обороты. Конечно, есть затруднения с логистикой: с ее стоимостью и сроками доставки товаров из стран Азии. Причем дело не только в удорожании наземных и авиаперевозок, но и в самой их схеме: приходится использовать рейсы с пересадками, чтобы доставить крупные партии груза из той же Японии в Россию. Поэтому оптикам необходимо раньше обычного заботиться о заказе требуемых товаров у своего поставщика и с пониманием относиться к их удорожанию.

—    Какие у вас есть собственные фантазии в отношении возможных разработок в мире оптики?

—    По своему складу я реалист и поэтому вместо чего-то совсем уж фантастического задумываюсь о создании реальных приборов, в которых были бы внедрены уже имеющиеся в нашем распоряжении современные технологии. Они могли бы успешно заменять зарубежные аналоги, не составляя им прямой конкуренции, поскольку базировались бы на совершенно иных принципах действия. В этих разработках будут применены уникальные решения, намного более технологичные, чем те, что используются в сегодняшнем оборудовании. И возможно, они как раз и станут тем подспорьем в работе салонов оптики, которые не могут себе позволить большие кабинеты с несколькими дорогостоящими приборами.

В то же время некоторые салоны и медицинские центры при­обретают зарубежные мультифункциональные приборы, такие как Visionix, стоимость которого составляет 4–4,5 миллионов рублей. Мои мысли и мечты устремляются именно в этом направлении. Если говорить конкретнее, то речь идет о создании высокотехнологичной щелевой лампы, но не за счет дорогостоящей оптики и громоздкой конструкции, а благодаря использованию специальной маленькой цифровой камеры, компактной оптико-электронной системы и простого корпуса. Ведь когда у вас не тысяча различных элементов, которые необходимо идеально соединить в одном большом приборе, а гораздо меньшее их количество, причем с возможностью их применения в других областях, то сложность сборки и конечная стоимость готового изделия могут быть значительно снижены.

Благодарим Николая Иванидзе за то, что он поделился с нами ценными наблюдениями, и желаем ему и компании «ИнтерОПТИК-Сервис» дальнейших успехов во всех сферах деятельности, включая разработку полезного и доступного для оптической отрасли оборудования. 

Беседовал Александр Джуринский

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Веко»  [2021. № 10 (254)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 603-40-02.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях:

Ближайшие события