Интероптик 2022-23

Роль оптометриста в помощи детям с плохой успеваемостью в школе и зрительным стрессом


В этой статье описываются случаи неуспеваемости детей в клинической практике, а также проблемы с обучением у взрослых и их возможные причины.

Введение

В предыдущей статье было отмечено [1], что большинство экспертов в области педагогики не считают зрительные факторы главными причинами плохой успеваемости ребенка в школе [2]. Зрительные корреляты дислексии хорошо известны и включают в себя нестабильность бинокулярного зрения и нарушения магноцеллюлярного пути [3, 4]. Они могут быть связаны с трудностями при распознавании букв или слов на странице [5–7], но вряд ли их можно считать основными причинами дис­лексии [4, 8–10]. Примерно 15 % детей с таким нарушением демонстрируют нестабильное бинокулярное зрение, хотя состояние необязательно ассоциируется с симптоматикой или другими затруднениями, поэтому его терапия нужна не всегда [11].

Зрительный стресс (ЗС), или синдром Мирса–Ирлена [12], – довольно противоречивое состояние, отчасти это заслуга ряда обзоров исследований [13], в которые набирались участники без ЗС и дизайн которых был не­адекватным [14]. Системный обзор 15 исследований людей с ЗС, в котором использовалась «интуитивная система» [16–18], поддерживает существование ЗС как сопутствующего фактора у малой доли (20 %) пациентов с дис­лексией. Обе стороны сходятся во мнении, что требуется более сильная база доказательств [13, 15], это в общем-то верно и в отношении многих других областей оптометрии [19]. Полезным шагом стала недавняя инициатива – стандартизировать определение ЗС [20].

Цель этой статьи – описать новые случаи из практики, которые подчеркивают роль оптометриста в помощи пациентам, имеющим проблемы с академической успеваемостью и/или ЗС. Представленные случаи, можно сказать, взяты прямо с «передовой», записаны в не испытывающей недостатка в пациентах оптометрической клинике.

Обучение консультантов в статье

Случай 1

Описание

Впервые я принял эту пациентку в феврале 2016 года, ей было 17 лет, она только поступила в университет на медицинский факультет (см. рис. 1). Я отобрал этот случай, поскольку в нем отражены многие из аспектов типичного ЗС. Когда пациентка взглянула на предложенный текст в книге, она видела его хорошо, но по прошествии некоторого времени отмечала аномальные зрительные эффекты (текст стал размытым, крутился по странице), сопровождающиеся головной болью. Главным триггером боли выступило чтение текста, но в результате опроса выяснилось, что она развивается и при выполнении физических упражнений, и при работе за компьютером, и при выходе на яркий свет. У пациентки анизометропия, впервые очки выписаны в 2014 году, перерыв в их использовании длился до 2016-го. Пациентка рассказала, что при надевании очков текст становится более четким, но аномальные зрительные эффекты не пропадают.


Рис. 1.
Результаты функциональных тестов для случая 1. Стандартное обследование органа зрения, включая офтальмоскопию, здесь не приводится, поскольку отклонений от нормы выявлено не было

Диагностика показала, что с момента последнего обследования не произошло значительных изменений в рефракционном нарушении, остроте зрения с коррекцией, цветовосприятии, размере зрительных полей, данные офтальмоскопии в норме. Все тес­ты, касающиеся состояния аккомодации, а именно – бинокулярного зрения (за исключением мобильности), распознавания узоров (Pattern Glare Test) и чтения текста с накладными пластинами, производились с надетым средством коррекции зрения. У пациентки отмечались некоторые пограничные знаки нестабильности бинокулярного зрения (дисфункция фузионной вергенции), которые выражались в том, что фузионные резервы для близи при конвергенции и дивергенции были низкими [21]. Однако при проведении кавер-теста (теста с прикрытием) не было выявлено движения. Результаты теста мышечного баланса с помощью палочки и крыла Мэддокса показали небольшое диссоциативное отклонение. Обследование с использованием прибора Маллета выявило, что требуется лишь незначительная призматическая добавка. Все это говорило о том, что едва заметная бинокулярная нестабильность вряд ли является источником проблемы. Опять же тест с крылом Мэддокса обнаружил небольшую циклоторсию внутрь величиной 2,5°, что скорее говорит об опытности оптометриста, а не о наличии значительной аномалии. Ампли­туда аккомодации была ниже средней, но ее вполне хватало для чтения текста; задержка аккомодационного ответа находилась в пределах нормы.

Тест распознавания узоров (ТРУ) (см. рис. 2) устроен таким образом, что вначале пациенту предъявляют узор 1, после чего просят ответить, не испытывает ли он какие-либо из напечатанных над узором симптомы. То же самое повторяют с узором 2. Узор 1 представляет собой контрольную решетку, которая помогает определить внушаемость, но поскольку пространственная частота очень низкая, немногие пациенты испытывают симптомы при рассматривании этого узора. Пациентка отметила два симптома при предъявлении узора 1, мы записали в карте обследования: «ТРУ 1–2». А вот при рассматривании узора 2 люди с ЗС обычно испытывают довольно выраженные симптомы, включая аверсию (нежелание смотреть) [22]. Автор теста обычно оценивает аверсию по 5-балльной шкале, где 1 – слабое отторжение и 5 – полное нежелание смотреть на узор. На рис. 1 сделана запись «2–3–6», она говорит о том, что при предъявлении узора 2 пациентка испытала выраженную аверсию (3 балла), а также отметила наличие шести перечисленных симптомов, свидетельствующих о наличии ЗС [22, 23].


Рис. 2.
Тест распознавания узоров (третий узор предоставляет ограниченную информацию, и я больше не использую его)

Интуитивный тест с прозрачными накладками [16] (прозрачные окрашенные пластины, которые кладут поверх читаемого текста. – Примеч. ред.) проводят в надетых очках, пациента просят сообщать о любых симптомах при рассматривании плотно набранного текста. Пациентка ответила, что текст крутится, выглядит размытым, она ощущала дискомфорт. У тех, кто страдает ЗС, текст на странице может двигаться, мерцать, дергаться [24, 25]. Вращение текста происходит реже, но тем не менее это один из симптомов ЗС [26].

Существует гипотеза, альтернативная концепции ЗС, она заключается в том, что симптомы вызваны нестабильностью бинокулярного зрения. Для ее проверки мы закрывали поочередно каждый глаз пациентки окклюдером, но это только ухудшало восприятие текста. В противоположность этому окрашенные накладки на текст существенно уменьшали выраженность симптомов при его чтении, наибольший эффект достигался наложением двух синих накладок. Их эффект оценивали с помощью теста Уилкинса (Wilkins rate of reading test – WRRT) [17]; его результаты показали, что пациентка с накладками читала на 25,5 % быстрее (на рис. 1 это записано в графе CV Test). Наша последняя рекомендация состоит в следующем: увеличение скорости чтения более чем на 15 % указывает на улучшение именно благодаря использованию цветных накладок-фильтров, а не каким-то случайным факторам [27].

Первичный диагноз

В недавней статье авторы сообщили об использовании метода Дельфи для того, чтобы понять подходы, которые наиболее опытные оптометристы в Великобритании применяют для выявления ЗС [20]. Результатом исследования стал предлагаемый диагностический алгоритм (рис. 3). Мы обследовали пациентку до публикации этой работы, по­этому я не задавал все вопросы, перечисляемые в нем. Однако пациентка не соответствовала клиническим знакам, согласно алгоритму, поскольку у нее были положительные данные в тесте Уилкинса и ТРУ.

Должны быть по меньшей мере три из шести следующих симптомов:

  1. Слова двигаются.
  2. Слова сливаются.
  3. Узоры или тени в тексте.
  4. Текст выглядит как 3D-изображение над страницей.
  5. Слова или буквы пропадают или темнеют.
  6. Дискомфорт и мерцание при определенном искусственном освещении.

Или не менее два из трех знаков обследований:

  1. Спонтанное применение цветных накладок за три месяца или более.
  2. Накладки улучшают показатели в тесте Уилкинса более чем на 15 %.
  3. Результаты теста распознавания узоров более 3 баллов при средней пространственной частоте линий.

Рис. 3. Диагностические индикаторы ЗС

Альтернативные диагнозы или объяснения

Возможна скрытая дальнозоркость, кроме того, разница между ретиноскопией и субъективным результатом, незначительное снижение амплитуды аккомодации и данные стереоскопии заставили автора рассмотреть возможность проведения циклоплегической рефракции. Тем не менее одинаковая амплитуда аккомодации в каждом глазу, хорошие и разумно сбалансированные результаты ретиноскопии, проведенной с помощью метода монокулярной оценки (МЭМ), отсутствие значительных отклонений (эзофория) и возраст пациентки убедили в том, что циклоплегия вряд ли будет полезной. Результаты следующих двух офтальмологических обследований, проведенных в 2017 и 2018 годах, подтвердили это решение.

Как отмечалось выше, симптомы головной боли, а также размытие и перемещение текста могут быть вызваны аномалией бинокулярного зрения [21]. Однако клинические результаты были в основном в пределах нормы, и последствия монокулярной окклюзии не подтверждают эту гипотезу. Тем не менее в качестве меры предосторожности пациент­ку попросили вернуться через полгода для контроля бинокулярного зрения и аккомодации.

Существовала вероятность того, что кто-то просто озвучил пациентке симптомы ЗС и она в ответ начала их демонстрировать. Подобным образом наложение пластин могло быть выбрано для одного из неклинических смешивающих факторов на рис. 4, например эффекта плацебо. Однако этот эффект не объяснял данных ТРУ.


Рис. 4.
Схема, иллюстрирующая потенциальные причины, по которым ребенок выбирает тот или иной цветной фильтр на первом тестировании [15]

Динамическое наблюдение

Мы выдали пациентке несколько накладных пластин оптимального для нее цвета, чтобы она попользовалась ими один месяц. В наши дни, согласно рекомендациям исследования Дельфи, лучше проводить более длительные испытания, например в течение 3 месяцев, хотя под вопросом их целесообразность у взрослых пациентов [11, 28]. Пациентка пришла на повторный осмотр в марте 2016 года и сказала следующее: «Накладные пластины помогают, слова перестали вращаться и быть размытыми, так что я смогла легко читать. Голова в последнее время не болит».

Мы обследовали ее с помощью нашего ноу-хау – интуитивного колориметра [11, 18], возможности которого описаны в других работах [1]. Точность выбора нужного цвета на нем разнится от пациента к пациенту [29, 30], в начале теста наша пациентка выбрала несколько цветов, которые ей показались белыми (рис. 5). Финальный выбор пал недалеко от центра довольно большого спектра цветов, на рис. 5 он показан стрелками.


Рис. 5.
Результаты тестирования пациентки на интуитивном колориметре

После проведения этого обследования конечная предпочтительная настройка колориметра (оттенок – 130°, насыщенность – 30, без аттенюатора, согласованный отклик оценивается как 8/10) преобразуется в спецификацию прецизионной тонированной линзы (ПТЛ) [11], а оптимальный цвет проверяется с помощью соответствующих пробных линз. После этого пациентке были выданы рецептурные ПТЛ для оценки их использования вне клиники.

Девушка пришла на очередное обследование спустя 8 месяцев после первичного приема и сказала, что ПТЛ помогают, слова в тексте больше не крутятся и не выглядят размытыми, у нее улучшилась академическая успеваемость. На этот раз мы не проводили обследование на колориметре (поскольку прошло лишь 6 месяцев), но отметили с интересом то, что при надетых ПТЛ у нее улучшилась амплитуда аккомодации (OD: 12,0 дптр, OS: 11,0 дптр) и стереоскопическая острота зрения по Рэндоту (фигуры – 125", кружки – 40"). Очень хочется приписать это улучшение ношению ПТЛ, хотя есть и другие объяснения, например регрессия к средним значениям, эффект плацебо, эффект присутствия в клинике [31]. Результаты других тестов не изменились.

В апреле 2017 года пациентка вернулась для повторного осмотра и проведения колориметрии. Она все еще использовала очки с ПТЛ, как и раньше, и находила их полезными, но сообщила, что белые поверхности некоторое время казались слегка розовыми после снятия линз. Это может быть связано с адаптацией цветовосприятия. Рефракционное нарушение изменилось лишь незначительно, а результаты тестов бинокулярного зрения и аккомодации были в пределах нормы. Интуитивный колориметр и тестирование ПТЛ показали изменение оттенка (от сочетания бирюзового и зеленого красителей к сочетанию бирюзового и синего), и был принят более светлый. Учитывая этот симптом, ПТЛ были изменены. На последнем приеме, в июне 2018 года, все клинические и колориметрические данные остались без изменений. Пациентка сейчас изучает смежный предмет в области здравоохранения в университете. По моему опыту, в то время как спецификация ПТЛ иногда меняется у детей, она вряд ли изменится у взрослых, и поэтому пациентке было сообщено, что рутинная колориметрия больше не требуется, если только ее симптомы не повторятся. У девушки были очки с неокрашенными линзами, выписанные по рецепту, для использования на открытом воздухе, и поэтому она сама может подумать о том, будут ли ПТЛ по-прежнему полезными.

Случай 2

В феврале 2018 года на прием привели 11-летнюю девочку. Обследование выявило некоторые вариабельные данные, без постоянства аномалий (рис. 6). Пациентка не жаловалась ни на один симптом, типичный для ЗС, результаты ТРУ негативные. Некоторые пациенты привыкают к своим симптомам и сообщают о них лишь тогда, когда некоторое вмешательство ослабляет их, например очки или цветные накладные пластины. По­этому всегда полезно проверить детей, у которых плохая успеваемость в школе, даже если они не жалуются на симптомы первоначально. С помощью теста с применением цветных накладок мы выяснили, что пациентка предпочитает для чтения определенный цвет, при этом он не улучшал данные в тесте Уилкинса на скорость чтения. Поскольку мы не увидели соответствия ни одному из критериев исследования Дельфи, ребенку не были выданы цветные накладки. Этот случай говорит о том, что тест с цветными накладками – лишь рекомендательный, и даже если пациент сообщает об улучшениях, не всегда нужно их выдавать. В данном случае представляется вероятным, что один из неклинических смешивающих факторов на рис. 4 объясняет заявленную пользу. Родители пациентки сообщили, что визуальные факторы, вероятно, не являются причиной трудностей в учебе, но вскоре был проведен повторный осмотр, чтобы проследить за переменными реакциями, которые улучшились.


Рис. 6.
Функциональные тесты для случая 2. Осмотр глаз, включая офтальмоскопию, на этом скриншоте не показан, он был в пределах нормы (SCBU – детский блок специального ухода, EP – педагог-психолог)

Случай 3

Как и в ситуациях с назначением средств коррекции зрения при рефракционных нарушениях слабой степени или пограничных аномалиях бинокулярного зрения, опытный оптометрист будет помнить о таких случаях, как второй, и учтет другие относящиеся к делу факторы. Например, в таких случаях, как этот. Пациентке 12 лет, у нее диагностирована дислексия. Никто не предлагал ребенку попробовать цветные накладки: одноклассники их не использовали. Девочка хранила тетради в цветных папках и как-то заметила, что мятно-зеленый цвет улучшает восприятие текста. Она рассказала об этом маме, та в свою очередь поискала информацию в Сети и записалась на прием к врачу. C точки зрения оптометрии у ребенка все было в порядке, но при тесте с окрашенными накладками она предпочла цвет «аква», поскольку при использовании такого фильтра читала на 50 % быстрее в рамках проведения теста Уилкинса (рис. 7). Другой интересный момент этого случая в том, что, поскольку никто из одноклассников не носил ПТЛ, пациентка не хотела статья первой, кто их надел в классе. Мы не стали проводить тестирование на интуитивном колориметре, ограничились лишь выдачей цветной накладки нужного цвета и письмом в школу о том, что, где возможно, ребенку нужно выдавать синюю или зеленую бумагу.  


Рис. 7.
Функциональные тесты для случая 3. Поле presenting complaint («представление жалобы») переполнено, полный текст воспроизводится над снимком экрана компьютеризированной основной записи. Осмотр глаз описан в тексте (ST – проверка зрения, FS – тест Маллета; Fus Res – фузионные резервы)

Случай 4

В июне 2016 года к нам на консультацию привели 12-летнего мальчика. В прошлом ему уже назначались ПТЛ, а на последнем приеме у оптометриста, который был 5 месяцев назад, ему сказали, что со зрением все в порядке. Мы выявили снижение остроты зрения, отсутствие значительного рефракционного нарушения, низкую стереоскопическую остроту зрения, ребенок жаловался на симптомы при проведении ТРУ. На этом этапе мы подозревали психогенную реакцию [32], а поскольку наличествовала эзофория, было решено провести рефрактометрию при циклоплегии. Однако общее обследование глаз и результаты оптической когерентной томографии (ОКТ) показали совершенно другое. Офтальмоскопия выявила легкую пигментацию глазного дна (ребенок блондин), отсутствие макулярных рефлексов. На ОКТ были видны фовеальная гипоплазия (рис. 8), а био­микроскопия переднего отрезка подтвердила трансиллюминацию.


Рис. 8.
Результаты ОКТ в случае 4

Казалось, что пациенту можно поставить диагноз глазного альбинизма, но даже при осторожном осмотре в щелевую лампу признаков нистагма не было выявлено, а он сопровождает это состояние [21]. По стечению обстоятельств недалеко от места жительства пациента, на востоке Англии, находится отделение офтальмологической помощи (ООП), специализирующееся на исследовании нистагма и наблюдающее много случаев глазного альбинизма. Пациента направили в это отделение от врача общей практики, убедившись, что у родителей есть копия письма, чтобы отнести его в ООП.

Я не получил ответа на направление и через несколько месяцев позвонил матери, которая подтвердила, что ребенок был обследован, цифровой анализ движений глаз выявил легкий нистагм, и диагноз подтвержден. Предоставление новых ПТЛ в этом случае было отложено до получения заключения ООП; однако мать ребенка не сообщила о каких-либо рекомендациях по оттенкам от ООП. У мальчика также были особые трудности с обучением, и он счел свой предыдущий опыт ношения ПТЛ полезным, но предпочел новый оттенок, обнаруженный на последнем обследовании. Было объяснено, что ПТЛ не защитит глаза от солнечного света и что пациент должен носить соответствующее средство защиты от солнца на открытом воздухе. Я согласился выслать им рецепт со спецификацией ПТЛ, чтобы они отнесли его местному практикующему врачу для изготовления очков для ношения во время школьных занятий. Кажется, в этом необычном случае может быть цветоспецифичный элемент ЗС, перекрывающий нецветоспецифичную светобоязнь из-за глазного альбинизма.

Случай 5

В 2001 году к нам на прием пришла женщина в возрасте 38 лет, она работала учительницей в средней школе. В анамнезе – трудности в обучении (хотя формально не диагностированы), когда была тинейджером, начались головные боли, которые периодически наступали до момента обращения. По их поводу пациентку обследовал невролог, некоторые из болей он отнес к мигреневым, другие – к кластерным [33]. На первом приеме пациентка подсчитала, что в среднем в год головные боли мучают ее 240 дней. Их триггерами являются стресс и искусственное освещение. Среди родственников отмечались мигрени (у обоих родителей) и дислексия (у ее сына).

Оптометрическое обследование не вы­­явило аномалий, разве что мы отметили асимметрию внутриглазного давления (ВГД OD: 19, OS: 15, отношение «чаша–диск» 0,5 на каж­дом глазу, зрительные поля в норме), поэтому мы пригласили ее на повторный прием раньше. При обследовании на интуитивном колориметре пациентка продемонстрировала постоянный ответ. Мы назначили ей очки с ПТЛ для работы и чтения. Спустя год на приеме она сказала, что голова болит теперь редко, если она носит очки с ПТЛ, и часто, когда их не использует, а поскольку она их потеряла недавно, то головные боли участились. С помощью колориметра мы снова подобрали нужный цвет, он не особо изменился за год, и выписали новые ПТЛ. Записи в медицинской карте с 2004 года говорят о том, что после голова у нее болела лишь тогда, когда она не носила очки с такими линзами.

До 2016 года мало что менялось, но на этом приеме записи показывают интересные наблюдения пациентки о продолжающемся положительном эффекте, который она отметила при ношении очков с ПТЛ. Пациент­ка сказала, что они были особенно полезны для предотвращения головной боли, ко­гда она просматривала текст, напечатанный определенными шрифтами, и при свете флуо­ресцентных ламп. Эти бесперспективные наблюдения согласуются с моделью гипервозбудимости коры головного мозга при ЗС [25, 34, 35].

В 2016 году пациентка (в возрасте 54 лет) сообщила, что частота головных болей значительно снизилась и теперь они редки даже без ношения очков с ПТЛ. Это может произойти в период менопаузы, и даже у мужчин головные боли иногда уменьшаются с возрастом, что, возможно, объясняется снижением повышенной возбудимости коры головного мозга [24]. Всегда предпочтительнее вывести пациента из постоянного ношения очков с ПТЛ, если это возможно, и было рекомендовано, чтобы пациентка попробовала их не носить. На следующем приеме она сообщила, что хорошо справляется без них. Скептик отметил бы, что, несмотря на более чем 10-летнее добровольное использование ПТЛ и сообщения об уменьшении мигрени, эти результаты могут быть объяснены эффектом плацебо. Тот факт, что пациентка – спокойный, невозмутимый человек, не исключает этой гипотезы. С другой стороны, гипервозбудимость коры головного мозга широко считается признаком мигрени [36–38] и рассматривается как механизм положительного эффекта от ПТЛ в некоторых случаях ее наступления [39–42]. Однако, хотя некоторые страдающие мигренью сообщают о визуальных триггерах [43], вероятно, использование ПТЛ может помочь лишь в меньшинстве случаев мигрени [44].

Важно отметить, что в 2016 году у па­циент­ки ухудшились показатели ВГД. Они выросли до 21 и 23 на правом и левом глазах соответственно. Проверка с помощью пахиметра показала толщину роговицы 570 мкм, а зрительные поля сохранялись без изменений, углы передних камер глаз были широкими. Поскольку результаты ОКТ ухудшились, мы направили пациентку к специалисту по глаукоме. Мигрени ассоциируются с повышенным риском ее возникновения [45], так что обследование не повредит.

Обсуждение

В прошлой статье говорилось, что только небольшое число людей с дислексией имеют проблемы со зрением и их лучше рассматривать как сопутствующие факторы, а не как потенциальные причины этого нарушения [1]. Оптометрические вмешательства, будь то коррекция рефракции, терапия зрения или цветные фильтры, не следует воспринимать в качестве способов лечения дислексии или других специфических трудностей в обучении; однако всем, кто хочет читать, станет гораздо легче, когда текст перед ними будет четкий, стабильный и удобочитаемый, и если оптометрические вмешательства помогают достичь этого, то они, вероятно, будут полезными.

Случаи, представленные в этой статье, подтверждают мнение о том, что люди, которые имеют плохую успеваемость в учебных заведениях или у которых возникают головные боли из-за трудностей со зрением, должны пройти тщательное оптометрическое обследование, включая оценку ЗС. Ранее сообщалось о тематических исследованиях, освещающих другие состояния, которые могут быть ошибочно приняты за ЗС, в том числе астигматизм, декомпенсированную гетерофорию, глазную патологию (катаракту) [46] и аномалию рефракции [1]. Этот список дополняет глазной альбинизм, который необходимо учитывать при дифференциальной диагностике ЗС. Таким образом, полное обследование глаз (включая ортоптическую оценку) является важным предварительным условием назначения ПТЛ.

Список литературы

1.    Evans BJW (2018) The role of the optometrist with underachieving children (case studies). Optometry Today 58: 06.
2.    Hulme C and Snowling MJ (2016) Reading disorders and dyslexia. Curr Opin Pediatr 28: 731–735.
3.    Evans BJW, Allen PM and Wilkins AJ. (2009) Vision and reading difficulties Part 2: Optometric correlates of reading difficulties. Optometry Today 49, 30–38.
4.    Evans BJW, Drasdo N and Richards IL (1996) Dyslexia: the link with visual deficits. Ophthal Physiol Opt 16: 3–10.
5.    Cornelissen PL, Hansen PC, Gilchrist I et al (1998) Coherent motion detection and letter position encoding. Vision Research 38: 2181–2191.
6.    Cornelissen P, Bradley L, Fowler S et al (1994) What children see affects how they spell. Developmental Medicine and Child Neurology 36: 716–727.
7.    Cornelissen P, Bradley L, Fowler S et al (1991) What children see affects how they read. Devel. Med. Child. Neurol 33, 755–762. 
8.    Evans BJW, Drasdo N and Richards IL (1994) Refractive and sensory visual correlates of dyslexia. Vision Research 34, 1913–1926.
9.    Evans BJW, Drasdo N and Richards IL (1994) Investigation of accommodative and binocular function in dyslexia. Ophthal Physiol Opt 14: 5–19. 
10.    Olulade O, Napoliello E and Eden G (2013) Abnormal Visual Motion Processing Is Not a Cause of Dyslexia. Neuron 10: 79 (1).
11.    Allen PM, Evans BJW and Wilkins AJ. Vision and Reading Difficulties. Ten Alps, 2010.
12.    Evans BJW (1997) Coloured filters and dyslexia: what’s in a name? Dyslexia Review 9: 18–19.
13.    Griffiths PG, Taylor RH, Henderson LM et al (2016) The effect of coloured overlays and lenses on reading: a systematic review of the literature. Ophthal Physiol Opt 36: 519–5.
14.    Evans B (2016) A matter of evidence. Optometry Today 56: 12.
15.    Evans BJW, Allen PM (2016) A systematic review of controlled trials on visual stress using Intuitive Overlays or the Intuitive Colorimeter. Journal of Optometry 9: 205–218.
16.    Wilkins A (1994) Overlays for classroom and opto­metric use. Ophthal Physiol Opt 14: 97–99.
17.    Wilkins AJ, Jeanes RJ, Pumfrey PD et al (1996) Rate of Reading Test: its reliability, and its validity in the assessment of the effects of coloured overlays. Ophthal Physiol Opt 16: 491–497.
18.    Wilkins AJ, Nimmo-Smith I and Jansons JE (1992) Colorimeter for the intuitive manipulation of hue and saturation and its role in the study of perceptual distortion. Ophthal. Physiol. Opt 12, 381–385.
19.    Rowe E and Evans BJW (2018) Are commonplace optometric activities evidence-based? Optometry in Practice 18, 207–218 (2018).
20.    Evans BJW, Allen PM and Wilkins AJ (2017) A Delphi study to develop practical diagnostic guidelines for visual stress (pattern-related visual stress). Journal of Optometry 10: 161–168. 
21.    Evans BJW (2007) Pickwell’s Binocular Vision Anomalies. 5th edition. Elselvier, London.
22.    Marcus DA and Soso MJ (1989) Migraine and stripe-induced visual discomfort. Arch Neurol 46: 1129–1132. 
23.    Evans BJW and Stevenson SJ (2008) The Pattern Glare Test: a review and determination of normative values. Ophthal Physiol Opt 28: 295–309. 
24.    Conlon EG, Lovegrove WJ, Chekaluk E et al (1999) Measuring visual discomfort. Visual Cognition 6: 637–663.
25.    Wilkins A, Nimmo-Smith I, Tait A et al (1984) A neurological basis for visual discomfort. Brain 107: 989–1017.
26.    Monet K (2015) Simulations of visual stress symptoms http://www.opticalm.ca/Simulations-of-symptoms.html [Accessed 28/06/2018].
27.    Wilkins AJ, Allen P, Monger L et al (2015) Visual stress and dyslexia for the practising optometrist. Optometry in Practice 17: 103–112. 
28.    Evans BJW (1994) The Intuitive Colorimeter: Part 2. Optician 207: 24–26.
29.    Evans BJW (1994) The Intuitive Colorimeter: Part 1. Optician 207, 18–22.
30.    Wilkins A, Sihra N and Nimmo-Smith I (2005) How precise do precision tints have to be and how many are necessary? Ophthal Physiol Opt 25: 269–276.
31.    Hróbjartsson A and Gøtzsche PC (2010) Placebo interventions for all clinical conditions. Cochrane Database of Systematic Reviews  doi:10.1002/14651858.CD003974.pub3.
32.    Barnard NA (1989) Visual conversion reaction in children. Ophthal Physiol Opt 9: 372–378.
33.    Society H. C. S. o. t. I. H (2004) The International Classification of Headache Disorders. 2nd edition. Cephalalgia 24: 1–151. 
34.    Wilkins AJ, Nimmo-Smith I, Slater AI et al (1989) Fluorescent lighting, headaches and eyestrain. Lighting Res Technol 21: 11–18. 
35.    Wilkins AJ and Nimmo-Smith MI (1987) The clarity and comfort of printed text. Ergonomics 30: 1705–1720.
36.    Wagner D, Manahilov V, Loffler G et al (2010) Visual noise selectively degrades vision in migraine. Invest Ophthalmol Vis Sci 51: 2294–2299.
37.    Antal A, Temme J, Nitsche MA et al (2005) Altered motion perception in migraineurs: evidence for interictal cortical hyperexcitability. Cephalalgia 25: 788–794. 
38.    Aurora SK (2003) Exciting excitable brains: an update on migraine pathophysiology. J Headache Pain 4: 7–12.
39.    Coutts L, Cooper C, Elwell C et al (2012) Time course of the hemodynamic response to visual stimulation in migraine, measured using near infrared spectroscopy. Cephalalgia 32: 621–629.
40.    Huang J, Zong X, Wilkins A et al (2011) fMRI evidence that precision ophthalmic tints reduce cortical hyperactivation in migraine. Cephalalgia 31: 925–936.
41.    Evans BJW, Patel R and Wilkins AJ (2002) Optometric function in visually sensitive migraine before and after treatment with tinted spectacles. Ophthal Physiol Opt 22: 130–142. 
42.    Wilkins AJ, Patel R, Adjamian P (2002) Tinted spectacles and visually sensitive migraine. Cephalalgia 22, 711–719.
43.    Harle DE, Shepherd AJ and Evans BJ (2006) Visual stimuli are common triggers of migraine and are associated with pattern glare. Headache 46, 1431–1440.
44.    Harle DE (2007) The optometric correlates of migraine PhD thesis, City University.
45.    Hirani S, Evans BJW and Edgar DF (2012) Risk factors for open angle glaucoma. Optometry Today 44–48.
46.    Evans BJW (2005) Case reports: The need for opto­metric investigation in suspected Meares-Irlen syndrome or visual stress. Ophthal Physiol Opt 25: 363–370.

Автор: Б. Эванс,
доктор философии, профессор, директор исследовательского отдела Института оптометрии (Лондон, Великобритания)

Перевод: И. В. Ластовская

Оригинал статьи напечатан в журнале Optometry Today 01.09.2018. Перевод публикуется с разрешения редакции

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Современная оптометрия»  [2022. № 6 (155)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 634-43-34.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях:

Ближайшие события