Сравнительный анализ распространенности миопии у городских и сельских школьников в эпоху цифровой урбанизации


В статье представлены результаты сравнительного анализа распространенности миопии у школьников Новосибирска и Новосибирской области за период с 2018 по 2021 год. Общая тенденция к росту числа близоруких детей отмечается среди как городского, так и сельского населения примерно в равных пропорциях – до 42–44 %.

Вступление

С 2008 года в Офтальмологическом центре «Глазка» реализуется профилактический проект «Пятерка по зрению», заключающийся в проведении регулярных офтальмологических осмотров школьников Новосибирска и Новосибирской области (далее – НСО). Результаты обследований неоднократно публиковались [10, 12, 20], и статистика прошлых лет показывала меньшую распространенность, или частоту встречаемости, миопии у детей в сельской местности [1, 15]. В немногочисленных работах это объяснялось особенностями светового режима, условий питания, времени пребывания на свежем воздухе, степенью зрительной нагрузки и физического труда сельских детей [1].

Изменилась ли эта тенденция за последние годы в связи с повсеместным внедрением цифровых технологий? В литературе уже появились такие термины, как «цифровая урбанизация», «цифровое детство», «смартдети». И по мнению педагогов, использование смартфонов кардинально изменило все стороны жизни детей и подростков: от масштабов их общения до состояния физического и психического здоровья. Для них смартфон стал не просто изобретением, а средой жизни. Везде, где присутствуют вышки сотовой связи, есть и школьники, живущие своей отдельной жизнью в смартфонах [5]. Вместе с тем в ряде работ показано, что современные гаджеты негативно влияют на зрение детей, вызывая близорукость [13, 16, 19]. Результаты реализации проекта «Пятерка по зрению» позволили сравнить частоту встречаемости миопии у школьников пос. Колывань в НСО и Новосибирска в динамике.

Цель исследования: провести сравнительный анализ распространенности мио­пии у городских и сельских школьников за 2018–2021 годы.

Обучение консультантов в статье

Материал и методы

Офтальмологическое обследование учащихся проводилось в школах № 1 и № 3 пос. Колывань в октябре–ноябре 2018, 2019 и 2021 годов. Общее число обследованных составило 443 ученика. При этом основной состав детей, проживающих в поселке, не менялся из года в год, что позволило провести сравнение путем использования «поперечных срезов» исследования. Так, в 2018 году было обследовано 143 школьника, в 2019-м – 155 и в 2021-м – 147. В 2020 году в силу ограничений по COVID-19 осмотры в рамках проекта в школах не проводились.

В числе обследованных в 58 % случаев были учащиеся 1–4-го классов [средний возраст (8,5 ± 0,5) лет]. Школьники 5–8-го классов составили 32,5 % [средний возраст (12,5 ± 1,1) лет], 9–11-го классов – 9,5 % [средний возраст (16,2 ± 1,2) лет]. Таким образом, офтальмологическим осмот­ром в 90,5 % случаев были охвачены дети начальной и средней школы. Диагностика зрения школьников проводилась только с информированного согласия родителей.

Стандартный офтальмологический осмотр включал в себя визометрию без коррекции и в очках, авторефрактометрию, ретиноскопию, исследование положения глаз, объема движений, переднего отрезка и сред глаза, бинокулярного зрения, офтальмоскопию. В условиях профилактического осмотра определялась только манифестная рефракция. Опрос родителей детей проводился с помощью анкеты факторов риска миопии, которая была составлена в Офтальмологическом центре «Глазка» (см. рисунок).


Анкета для опроса родителей детей-миопов в Офтальмологическом центре «Глазка»

Результаты и обсуждение

Результаты обследования сельских школьников

Распространенность выявленных видов рефракции и нарушений аккомодации у школьников пос. Колывань представлена в табл. 1.

Таблица 1

Частота встречаемости,  %, видов рефракции и нарушений аккомодации у сельских школьников в 2018, 2019 и 2021 годах

Вид рефракции или нарушение аккомодации (диагноз) 2018
(n = 143)
2019
(n = 155)
2021
(n = 147)
Эмметропия 30 21 30
Миопия     33 42 44
Гиперметропия 10 26 17
Астигматизм     13 32 12
ПИНА     21 3 12

П р и м е ч а н и е. Здесь и в табл. 2 n –  число обследованных школьников.

Из приведенных данных следует, что эмметропия встречалась почти у трети детей с частотой до 30 %. Распространенность гиперметропии, астигматизма и привычно-избыточного тонуса аккомодации (ПИНА) существенно различалась в разные годы. Такую вариабельность манифестной рефракции у детей можно объяснить колебаниями привычного тонуса аккомодации (ПТА) от + 1,0 до –6,0 дптр [8]. Известно, что ПТА зависит от ре­фракции и возраста ребенка. При этом характерно увеличение тонуса по мере ослаб­ления рефракции, и чем младше ребенок, тем больше ПТА [8]. Самый высокий тонус аккомодации отмечается при гиперметропии – 1,55 дптр и смешанном астигматизме – 1,33 дптр, а самый низкий – при миопии (–0,65 дптр) и эмметропии (–0,56 дптр) [7]. Меньшая амплитуда ПТА позволяет объяснить достаточно стабильные показатели манифестной рефракции при эмметропии и достоверную тенденцию роста миопии с 33 % в 2018 году до 44 % в 2021-м (p ≤ 0,01).

Результаты обследования городских школьников

Общее число детей составило 1161, из них в 2018 году было обследовано 317 человек, в 2019-м – 415 человек, в 2021-м – 429 человек. При этом распределение школьников по возрасту было таким же, как и у сельских детей. Учащиеся начальной школы составили 58,8 %, средней – 31,9 %, старшей – 9,3 %. Таким образом, доля обследованных детей в возрасте 7–14 лет была 90,7 %. Распространенность ре­фракционных и аккомодационных показателей городских детей представлена в табл. 2.

Таблица 2

Частота встречаемости,  %, видов рефракции и нарушений аккомодации у сельских школьников в 2018, 2019 и 2021 годах

Вид рефракции или нарушение аккомодации (диагноз)  2018
(n = 317)
2019
(n = 415)
2021
(n = 429)
Эмметропия 24 32 32
Миопия     30 38 42
Гиперметропия 41 20 17
Астигматизм     11 12 24
ПИНА     11 13 11

Данные табл. 2 показывают, что имеется неуклонный рост близорукости с 30 % в 2018 году до 42 % в 2021-м (p ≤ 0,01).

Сравнение частоты встречаемости миопии у школьников города и села

Ретроспективный анализ частоты встречаемости миопии за 2018, 2019 и 2021 годы у школьников Колывани (33, 42 и 44 % соответственно) и Новосибир­ска (30, 38 и 42 % соответственно), показал, что ее распространенность была примерно на одинаковом уровне с тенденцией к росту. Приведенные результаты вошли в противоречие с утверждением, что миопия чаще встречается у жителей густонаселенных городов, чем сельской местности.

Данные по Сибирскому федеральному округу также говорят о том, что в Алтайском крае, где 46,4 % жителей проживают в сельской местности, среди подростков регистрировался уровень общей заболеваемости миопией (81,2 случая на 1000 соответствующего населения), на 82,0 % превышающий значение данного показателя по этому округу (44,6 случая на 1000 соответствующего населения) [9]. При этом было показано, что в сельской местности развитие миопии у школьников в основном происходит при обучении в начальной школе, а максимальное снижение остроты зрения регистрируется в первом классе [9]. Эта тенденция отмечается и у городских учеников. По результатам проекта «Пятерка по зрению» самый высокий темп прогресирования миопии отмечался у учащихся в 7-летнем возрасте – 0,925 дптр/год, затем он достоверно снижался к 11 годам до 0,59 дптр/год (p ≤ 0,01) [6].

Цифровизация как фактор риска развития миопии

Согласно результатам анкетирования родителей учеников о факторах риска развития миопии, у 60 % обследованных этот риск оказался высоким, у 30 % – средним и только у 10 % – низким. Большинство участников анкетирования связывали полученные результаты с чрезмерным использованием гаджетов. Это согласуется с научными данными о том, что дети-миопы более 2 ч в день заняты видеоиграми, компьютерными играми, играми на смартфоне или смотрят телевизор [18]. Но не стоит забывать и о цифровизации образования, этом глобальном процессе перехода на электронную систему обучения. Такое нововведение имеет и ряд отрицательных последствий, включая возникновение проблем со зрением [2, 4].

Таким образом, процесс цифровизации оказывает влияние на поведенческие факторы риска миопии, увеличивая длительность и интенсивность зрительной нагрузки вблизи. Но при этом и опо­средованно сокращает время пребывания на свежем воздухе, занятий спортом и т. п. [14, 16]. Поэтому напрашивается вывод о том, что информационные цифровые технологии внесли свою лепту в усиление рефрактогенеза у детского населения не только в городской местности, но и в сельской. Особенно если учесть, что условия жизни села радикально не изменились за последние годы. На это указывает историческая справка Колыванского краеведческого музея.

Историческая справка Колыванского краеведческого музея

Колывань – поселок, расположен в 45 км от Новосибирска, имеет население 12 289 человек. Исторически это весьма интересное место. Колывань, основанная как острог в 1713 году, во второй половине XIX века бурно развивалась и превратилась в купеческий город. Один за другим возникали заводы: свечные, мыловаренные, кожевенные, кирпичные. Строились мельницы, множились кузницы и мастерские разных ремесел, более 80 магазинов и лавок вели торговлю. Но построенная в конце XIX века Транссибирская железнодорожная магистраль обошла это место стороной и породила новый город Новосибирск, в связи с чем Колывань пришла в упадок. В свою бытность городом она выглядела примерно так же, как и сейчас. Здесь нет домов выше трех этажей и много построек частного сектора. Этот поселок остался тихой провинцией, заповедником старой Сибири. В 1990 году Колывань получила статус исторического поселения, чему способствовали и ее двухвековая история, и богатое архитектурное наследие, включающее в себя 34 памятника зодчества. 

Отсутствие оптической коррекции как фактор риска развития миопии

В отношении оптической коррекции школьников пос. Колывань статистика оказалась удручающей. Только у 6 % детей-миопов была полная оптическая коррекция, у 18 % – гипокоррекция, у 76 % – коррекция зрения вообще отсутствовала. Школьники Новосибирска, по результатам проекта «Пятерка по зрению», также оставались без коррекции зрения в 65 % случаев [6, 11]. Вместе с тем признано, что именно некорригированные аномалии рефракции являются первой причиной слабовидения и второй причиной слепоты в мире [3], а «эпидемия» мио­пии вызвана отсутствием оптической коррекции [17].

Заключение

В заключение приведем следующие выводы:

1. Частота встречаемости близорукости у сельских школьников НСО увеличилась с 33 % в 2018 году до 44 % в 2021 году.

2. Общая тенденция к росту числа близоруких детей отмечается среди как городского, так и сельского населения примерно в равных пропорциях – до 42–44 %.

3. Отсутствие необходимой оптической коррекции в условиях глобальной цифровизации способствует высокому риску развития миопии у детей – до 60 %.

Список литературы

1.    Аветисов, Э. С. Современные направления в изучении биологии и патогенеза миопии / Э. С. Аветисов // Вестник офтальмологии. 1967. № 5. С. 38–45.
2.    Воробьева, И. А. Плюсы и минусы цифровизации в образовании / И. А. Воробьева, А. В. Жукова, К. А. Минакова // Педагогические науки. 2021. № 01 (103). С. 110–118.
3.    Всемирная организация здравоохранения. Нарушения зрения и слепота. Информационный бюллетень № 282. 2014. 
4.    Гордеева, Е. В. Цифровизация в образовании / Е. В. Гордеева, Ш. Г. Мурадян, А. С. Жажоян // Journal of Economy and Business. 2021. Vol. 4-1 (74). P. 112–114. DOI: 10.24412/2411-0450-2021-4-1-112-115.
5.    Миклашевская, А. Быть или не быть цифровому детству / А. Миклашевская // Коммерсантъ [Электронный ресурс]. 2018. 5 мая. Режим доступа: https://www.kommersant.ru/ doc/.
6.    Миопия у детей младшего школьного возраста / И. Ю. Смирнова [и др.] // Современная оптометрия. 2019. № 7 (127). С. 14–21.
7.    Проскурина, О. В. Динамика рефракции, диагностика и принципы очковой коррекции аметропии у детей и подростков : дис. ... д-ра мед. наук // О. В. Проскурина. М., 2007. 340 с.
8.    Проскурина, О. В. Тонус аккомодации у детей // Российская офтальмология онлайн [Электронный ресурс]. Электронные доклады в рамках IX Съезда офтальмологов России. 2010. Режим доступа: eyepress.ru. 
9.    Репин, А. Л. Современные технологии профилактики миопии в процессе общего образования сельских школьников (на примере Алтайского края) : дис. ... канд. мед. наук // Новокузнецк, 2010. 149 с.
10.    Смирнова, И. Ю. Современное состояние зрения школьников: проблемы и перспективы / И. Ю. Смирнова, А. С. Ларшин // Глаз. 2011. № 3. С. 2–8.
11.    Смирнова, И. Ю. Превентивный подход к оптической коррекции миопии / И. Ю. Смирнова // Современная оптометрия. 2015. № 6. С. 18–23.
12.    Смирнова, И. Ю. Эпидемиология нарушений рефракции, аккомодации и вергенции у школьников Сибири / И. Ю. Смирнова, Ю. А. Потыкова // Современная оптометрия. 2017. № 2. С. 18–28.
13.    Файзрахманова, М. Р. Влияние смартфонов на функции зрения / М. Р. Файзрахманова // Юный ученый. 2017. № 5 (14). С. 117–121.
14.    Факторы риска развития миопии в дошкольном и раннем школьном возрастах и меры ее профилактики / Е. П. Тарутта [и др.] // Российская педиатрическая офтальмология. 2019. № 14. С. 25–33. 
15.    Czepita, D. Prevalence of myopia and hyperopia among urban and rural schoolchildren in Poland / D. Czepita, A. Mojsa, M. Zejmo // Ann Acad Med Stetin. 2008. Vol. 54. P. 17–21.
16.    Do Smartphones Hurt Our Eyes by Causing Shortsightedness? / S. McСrann [et al.] // April 2021 Frontiers for Young Minds 9:569850. DOI:10.3389/frym.2021.569850.
17.    Holden, B. Miopia: The chellenge and the opportunity / B. Holden // CIBA Vision European Eyelife Summit, Rome, 28–30 october 2010. P. 4. 
18.    Prevalence of myopia and its risk factors in urban school children in Delhi: the North India Myo­pia Study (NIM Study) / R. Saxena [et al.] // PLoS One. 2015. Vol. 10, № 2. DOI: 10.1371/journal.pone.0117349.
19.    Smartphone use as a possible risk factor for myo­pia / S. McCrann [et al.] // Clin. Exp. Optom. 2021. Vol. 09. Article 569850. P. 35–41. DOI: 10.1111/cxo.13092.
20.    Smirnova, I. Modern trends of refractogenesis in Siberian schoolchildren / I. Smirnova, Y. Poty­kova // Internation Myopia Conferens – 2017. Birmingham. [Poster Presentation.]

Авторы:
И. Ю. Смирнова
,
канд. мед. наук, врач-офтальмолог, директор сети офтальмологических центров «Глазка», амбассадор Международного института миопии (Новосибирск)
М. Ю. Попова,
врач-офтальмолог Офтальмологического центра «Глазка» (Новосибирск)

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Современная оптометрия»  [2022. № 8 (157)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 634-43-34.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях:

Ближайшие события