Восприятие контраста – наиболее чувствительная мера зрительной функции?


Автор подробно описывает использование теста на контрастную чувствительность, включая методы измерения и его клиническое применение.

Хотя оптометристы знакомы с термином «контрастная чувствительность» (КЧ), многие ни разу не проводили ее тестирование со времен колледжа. В современном кабинете оптометрии прак­тически все оборудование со­средоточено на измерении высококонтрастной остроты зрения (ОЗ) как основного показателя статуса зрительной функции; хотя у нас есть масса научных публикаций, которые говорят о том, что проверка КЧ позволяет лучше понять то, как видит конкретный пациент в реальных условиях. Например, те, кто жалуется на плохое зрение, но имеют высокую ОЗ, вполне могут обладать пониженной КЧ [1, 2]. Проверка КЧ у пациентов с катарактой может дать больше информации, чем обследование с использованием высококонтрастной таблицы оптотипов [3–5].

Что такое контраст?

Контраст обозначает разницу в яркости между стимулом и его непосредственным окружением. Высокая контрастность относится к ситуации, когда разница в яркости между фоном и объектом велика. Условия низкой контрастности возникают, ко­гда существует незначительная разница между фоновой и целевой яркостью (см. рис. 1). Порог контрастности человека – это минимально заметная разница в яркости, которую он может определить. КЧ является обратной величиной порога контрастности и выражается в логарифмических единицах.


Рис. 1. Изображение низкого и высокого контраста. Слева – фон и надпись имеют одинаковую яркость, что затрудняет восприятие букв (низкий контраст между фоном и стимулами). Справа – большая разница в яркости между фоном и текстом, это означает, что буквы выделяются гораздо четче (высокий контраст между фоном и стимулами)

Проверка ОЗ оценивает, насколько хорошо мы видим мелкие объекты при высоком контрасте, но мало полезна в случае, если требуется исследовать качество зрения при рассматривании более крупных предметов в условиях низкого контраста, что является более объективной оценкой реального зрения [2, 6]. Функция контрастной чувствительности (ФКЧ) дает наиболее полное представление о состоянии зрения человека, поскольку ОЗ может быть высокой у тех, у кого пиковая КЧ снижена [7]. ФКЧ показывает взаимосвязь КЧ и пространственной частоты (ПЧ), пример которой продемонстрирован на рис. 2, изображающем синусои­дальную решетку. Темные области (самая низкая яркость) – минимумы волны, а более светлые (самая высокая яркость) – максимумы. Часть волны, включающая в себя один максимум и один минимум, называется циклом. Количество этих циклов, обнаруженных в зависимости от определенного угла зрения, дает ПЧ решетки, выраженные в циклах на градус (цикл/град.). Контраст одинаков на всем рисунке и для всех ПЧ. Синусоидальная решетка, видимая человеку, представляет его собственную ФКЧ. Максимальная КЧ обычно обнаруживается на средних ПЧ (3–6 цикл/град.) [8]. Было показано, что этот диапазон является наиболее важной частью ФКЧ для прогнозирования зрительных характеристик в повседневных задачах, таких как передвижение, чтение и вождение [9–11].


Рис. 2. Зависимость между пространственной частотой и контрастной чувствительностью, цикл/град.

Кэмпбелл (Campbell) и Грин (Green) [12] были первыми, кто заметил экспоненциальное уменьшение КЧ с увеличением ПЧ выше пика ФКЧ; этот эффект показан в правой части рис. 2 и еще больше усиливается при наличии оптического размытия. Изменения в органе зрения в процессе старения также влияют на уровень КЧ. Есть несколько причин, по которым это должно произойти. Возрастной миоз зрачка, повышенное поглощение волн хрусталиком и большее количество обратного рассеяния света – все это уменьшает количество света, достигающего сетчатки глаза. Было показано, что такое уменьшение ее освещенности снижает КЧ при более высоких ПЧ [13]. Хрусталик 20-летнего человека пропускает примерно в три раза больше света, чем хрусталик 60-летнего [14].

Обучение консультантов в статье

Помимо оптических изменений, с возрастом происходят и значительные нейронные преобразования. В пигментном эпителии сетчатки, а также в боковых коленчатых ядрах и коре происходит накопление липофусцина – «возрастного пигмента», количество которого увеличивается в клетках по мере старения [15]. Также наблюдаются потери нейронов сетчатки [16] и клеток в полосатой коре головного мозга в возрасте от 20 до 87 лет [17]. Все эти изменения способствуют снижению зрительной функции.

Было проведено несколько исследований, в которых изучалось, как меняется ФКЧ с возрастом. Некоторые из них показали неоднозначные результаты из-за своего дизайна и различий в методологиях. Наибольшее количество доказательств указывает на то, что процесс старения снижает ФКЧ при средних и высоких ПЧ [18–22].

Катарактальные изменения еще больше усложняют ситуацию. Результаты измерений КЧ при низкой ПЧ у пациентов с ранней катарактой не были значимыми [23]. В случаях ранней катаракты было установлено, что тестирование при средней и высокой ПЧ является наиболее полезным [23, 24]. Те, кто выступал за его использование при пониженной ПЧ, как правило, имели дело с пациентами с более выраженными изменениями в результате катаракты [25–29].

Методы измерения

Для того чтобы рассчитать ФКЧ отдельного человека, необходимо установить порог контрастности при нескольких различных ПЧ. Одной из главных трудностей при этом является определение термина «минимально обнаруживаемый». Не совсем правильно предполагать, что существует уровень, ниже которого пропускается каждый представленный стимул и выше которого он виден [8]. Для установления порога контрастности на каждом уровне представлено множество копий; в результате получается график, показывающий долю положительных ответов при том или ином продемонстрированном контрасте.

Одна из проблем использования синусои­дальных решеток заключается в том, что процесс сильно зависит от реакции наблюдателя. Если человек, проводящий тест, будет сообщать, что он видел стимул, даже если это не так, результаты получатся недостоверными. Преодолеть это можно с помощью внедрения процедуры принудительного выбора, при которой наблюдатель должен указать, был ли стимул показан, например, слева или справа от центральной перегородки. Такую процедуру именуют методом принудительного выбора с двумя альтернативами (2-AFC), что означает следующее: предположение даст 50 %-ю вероятность правильного ответа. Затем составляется ФКЧ, обычно с применением оценки 75 % правильного ответа в качестве порога контрастности, найденного при каждой ПЧ. Обычно используется оценка в 75 % правильных ответов, поскольку это среднее значение между 50 % (вероятность) и 100 %. Весь процесс может быть очень трудоемким и требовать большого количества повторений, часто начинающихся далеко от этой 75 %-й точки.

Для ускорения процедуры тестирования был разработан лестничный метод. Он основывается на методе измерения с принудительным выбором, но на этот раз, если записан правильный ответ, контрастность снижают и повторяют измерение. Если записывается неправильный ответ, контраст частично повышается и измерение начинают заново [30]. Лестничный метод позволяет гораздо быстрее оценить порог контрастности, постепенно приближаясь к нему и, следовательно, уменьшая количество бессмысленных тестов. На рис. 3 представлено зрительное представление базового метода построения лестниц. Существует несколько различных версий этого метода, и некоторые из них требуют двух или трех правильных ответов на определенном уровне, прежде чем контраст будет снижен. Процедура тестирования обычно начинается с превышения порога контрастности, чтобы дать первоначальное поощрение наблюдателю.


Рис. 3. Показан пример лестничного метода, используемого для оценки порога контрастности. Начальная интенсивность стимула обычно высока, так что участник легко видит его. Интенсивность стимула уменьшается до тех пор, пока цель не будет неправильно идентифицирована, после чего она увеличивается до момента записи правильного ответа. Порог контрастности обычно задается после нескольких разворотов, в данном случае – четырех
Y – правильно идентифицированная цель; N – неправильно идентифицированная цель; R – изменение интенсивности стимула

Таблица Пелли–Робсона (Pelli–Robson) была разработана совсем недавно для измерения КЧ, в ней в качестве стимулов используются буквы Слоана (Sloan letters), а не решетки. Этот тест состоит из троек букв, которые постепенно уменьшаются по контрасту в геометрической прогрессии. Исходные стимулы отличаются высокой контрастностью и, следовательно, легко распознаются участником. По мере продолжения тестирования контрастность букв постепенно уменьшается, пока они не перестанут быть правильно идентифицируемыми. Каждая тройка букв имеет оценку 0,15 логарифмической единицы, а диапазон измеряемой КЧ составляет от 0,00 до 2,25 логарифмической единицы. Можно использовать однобуквенное измерение, при котором каж­дая буква дает 0,05 логарифмической единицы [31]. Надежность таблицы Пелли–Робсона повышается с помощью системы подсчета баллов по буквам [31]. Измерение следует прекратить, если наблюдатель назвал две или три буквы неправильно на определенном уровне КЧ [32]. Первые три буквы не должны учитываться в процессе измерения, поскольку они имеют 100 %-й уровень контрастности. Если наблюдатель с трудом преодолевает пороговый уровень КЧ, его следует попросить изучить буквы в течение 15–20 с, а затем предложить угадать их [33]. Таблица должна быть равномерно освещена примерно до 85 кд/м2 (от 60 до 120 кд/м2) в соответствии с инструкциями производителя и может быть использована для проверки как монокулярного, так и бинокулярного зрения.

На этапе разработки таблицы Пелли–Робсона было указано, что ту часть функции КЧ, которая приходится на высокие ПЧ при нормальном зрении и слабовидении, можно оценить с помощью высококонтрастной ОЗ [34]. Таблица была составлена для измерения КЧ при низких или средних ПЧ в зависимости от используемого рабочего расстояния и, следовательно, адаптирована к условиям клинического тестирования, поскольку высококонтрастная ОЗ измеряется во время любого обычного теста визометрии. Таблицу Пелли–Робсона можно использовать на рабочем расстоянии 3 м, где буквы по размеру равны примерно 3 цикл/град. (около пика ПЧ), или 1 м, тогда символы равны примерно 1 цикл/град. (низкие ПЧ). При расстоянии 1 м для пациента с пресбиопией необходимо добавить +0,75 дптр в зону для дали. Использование букв в качестве мишени обеспечивает метод множественного принудительного выбора. Что касается пациента, то любой буквенный тест является методом 26-AFC. В ходе его проведения гораздо менее вероятна доля угадывания, чем при использовании метода 2-AFC, соответственно, не требуется нескольких повторов. Если пациент ответит правильно, вы можете быть уверены, что он не угадал.

Тест Mars для проверки КЧ был разработан в 2004 году корпорацией Mars Perceptrix (Чаппакуа, Нью-Йорк). Во многих отношениях этот тест похож по своей конструкции на таблицу Пелли–Робсона, в которой в качестве стимулов используются буквы Слоана. Одним из ключевых отличий является то, что тест Mars предназначен для использования в домашних условиях, что делает его гораздо более портативным [35]. Размер этого теста также облегчает равномерное осве­щение всей диаграммы. Mars предназначен для использования на расстоянии около 0,5 м (0,4–0,59 м). На этих дистанциях буквы имеют ПЧ в пределах 1–2 цикл/град. Пациенты должны носить соответствующие средства коррекции для близи и дали с добавкой для чтения +2,00 дптр. Таблица также должна быть освещена до 85 кд/м2 (в диапазоне 60–120 кд/м2) в соответствии с инструкциями производителя.

Сама таблица состоит из восьми строк по шесть букв, при этом каждая буква уменьшает контраст на 0,04 логарифмической единицы по сравнению с предыдущей (диапазон измеряемой КЧ 0,04–1,92 логарифмической единицы). Измерение прекращается, когда наблюдатель дает два последовательных неправильных ответа, и оценка записывается как последняя правильно отмеченная буква минус 0,04 логарифмической единицы для любой предыдущей неправильно идентифицированной буквы [35]. При достижении порога пациенту следует дать примерно 20 с на изучение буквы, а затем предложить угадать. Тест можно использовать для измерения КЧ монокулярно и/или бинокулярно. Таблицы Mars и Пелли–Робсона демонстрируют сходную повторяемость [35, 36]. Повторяемость – это мера вариабельности измерений, которые получены от одного человека, выполняющего одну и ту же задачу в одних и тех же условиях, и, следовательно, очень важная характеристика любого клинического теста. Обе таблицы следует регулярно проверять на выцветание, чтобы убедиться, что уровни яркости букв остаются неизменными. Нормативные значения для таблиц Пелли–Робсона и Mars приведены в таблице.

Когда уровни КЧ в обоих глазах примерно равны, обычно ожидается бинокулярное суммирование, при котором бинокулярные характеристики увеличиваются на √2 по сравнению с монокулярным зрением [39–41]. Однако следует также отметить, что в некоторых случаях у пациента могут быть бинокулярные зрительные характеристики хуже, чем у любого глаза самого по себе. Этот процесс известен как бинокулярное торможение и может происходить, когда существует значительная разница в зрительных характеристиках между глазами, например при монокулярной катаракте [42], или размытии [43]. Совсем недавно было разработано несколько различных электронных таблиц для измерения зрительной функции. Одной из них является тестовая таблица Thomson 2000 (Thomson Software Solutions, Хэтфилд, Великобритания). Преимущества подобных систем очевидны: они позволяют рандомизировать буквы и сводят на нет беспокойство по поводу засветки и выцветания таблицы. Тест на КЧ, используемый в этой системе, предназначен для применения на расстоянии 1 м и работает во многом так же, как таблица Пелли–Робсона, в нем применены тройки букв с шагом 0,15 логарифмической единицы. Было обнаружено, что этот тест менее повторяем, чем Пелли–Робсона и Mars, особенно при более низких уровнях ПЧ [36]. Возможно, что изображение более высоких уровней ПЧ может быть неоптимальным на жидкокристаллическом мониторе [36]. Было показано, что жидкокристаллические мониторы меньше подходят для психофизического измерения контрастности, чем дисплеи с электронно-лучевой трубкой [44]. Необходимо провести тщательную проверку этих новых тестовых устройств КЧ, прежде чем их можно будет использовать с уверенностью.

Возможно, задача, в которой снижение ПЧ может привести к наиболее серьезным проблемам, – это вождение автомобиля. Существует значительный объем доказательств, свидетельствующих о том, что нарушение КЧ связано с повышенной вероятностью столкновений транспортных средств. При изучении истории аварий [45, 46] была обнаружена их взаимо­связь с ухудшением КЧ. Хеннесси (Hennessy) и Янке (Janke) измерили КЧ в рамках скринингового теста для продления водительских прав. 47 человек, которые не прошли этот скрининг, с большей вероятностью в будущем попадут в аварии. Было обнаружено, что пациенты с катарактой с дефицитом КЧ в обоих глазах в 6 раз чаще оказывались участниками дорожных происшествий. При снижении КЧ только в одном глазу было выявлено, что вероятность аварии в 3 раза выше, чем у пациентов без таких нарушений [46].

Результаты исследования взаимосвязи между водительскими умениями и ухудшением КЧ, по-видимому, дают последовательную картину. При проведении эксперимента с использованием имитированного нарушения КЧ на замкнутой дорожной трассе 48 превосходных результатов вождения были соотнесены с улучшением КЧ. Также было показано, что КЧ лучше предсказывает распознавание дорожных знаков и избегание наездов на пешеходов, чем высококонтрастная ОЗ [49–51].

Стандарты вождения в Великобритании гласят, что человек должен быть в состоянии прочитать номерной знак автомобиля (изготовленный после 1 сентября 2001 года) с расстояния 20 м и иметь ОЗ не менее 6/12 бинокулярно (монокулярно, если есть зрение только одним глазом) [52]. Оба стандарта имеют в виду максимальную ОЗ с его коррекцией. Существует большая вероятность того, что человек с пониженной КЧ не сможет прочитать номерной знак с расстояния 20 м, даже если ему удастся достичь требуемого стандарта ОЗ при чтении стандартной таблицы Снеллена (6/12 в кабинете оптометриста) [53].

Заключение

КЧ в клинической практике измеряют довольно редко. Это объясняется длительностью процедуры и отсутствием навыков у оптометристов. Однако именно снижение КЧ может объяснить специалисту, почему у человека с высокой ОЗ жалобы на плохое зрение. Чтение, движение, управление автомобилем – успешность в этих задачах предсказывается знанием КЧ. Если у человека проблемы при чтении, нужно посоветовать ему использовать более контрастный текст и улучшить освещенность. При трудностях у пациента, возникающих во время движения и управления автомобилем, знание КЧ поможет найти объяснение ситуации и даст возможность своевременного направления на обследование по поводу катаракты. 

Список литературы

1.    Bernth-Petersen P (1981) Visual functioning in cataract patients. Acta Ophthalmologica 59 (2): 198–205.
2.    Koch DD (1989) Glare and contrast sensitivity testing in cataract patients. J Cat Refr Surg 15 (2): 158–164.
3.    Elliott DB and Hurst MA (1990) Simple clinical techniques to evaluate visual function in patients with early cata­ract. Optom Vis Sci 67 (11): 822–825.
4.    Shandiz JH, Derakhshan A, Daneshyar A, et al (2011) Effect of cataract type and severity on visual acuity and contrast sensitivity. J Ophthal Vis Res 6 (1): 26–31.
5.    van Rijn LJ, Nischler C, Michael R, et al (2011) Prevalence of impairment of visual function in European drivers. Acta Ophthalmol 89 (2): 124–31.
6.    Elliott DB, Hurst MA and Weatherill J (1990) Compa­ring clinical tests of visual function in cataract with the patient’s perceived visual disability. Eye 4 (5): 712.
7.    Pelli DG and Bex P (2013) Measuring contrast sensiti­vity. Vision Research 90: 10–14.
8.    Longley C (2016) Contrast sensitivity and glare: new measurement techniques and the visual consequences of wearing head-mounted displays. PhD Thesis, University of Bradford.
9.    Marron JA and Bailey IL (1982) Visual factors and orientation-mobility performance. Am J Optom Physiol Optics 59 (5): 413–426.
10.    Legge GE, Rubin G, Pelli D, et al. (1985) Psychophy­sics of reading—II. Low vision. Vision Research 25 (2): 253–265.
11.    Woods RL and Wood JM (1995) The role of contrast sensitivity charts and contrast letter charts in clinical practice. Clin Exper Optom 78 (2): 43–57.
12.    Campbell F and Green D (1965) Optical and retinal factors affecting visual resolution. Journal of Physiology 181 (3): 576–593.
13.    Kelly D (1972) Adaptation effects on spatio-temporal sine-wave thresholds. Vision Research 12 (1): 89–101.
14.    Weale RA (1963) The aging eye. Hoeber Medical Division, Harper & Row.
15.    Spear PD (1993) Neural bases of visual deficits during aging. Vision Research 33 (18): 2589–2609.
16.    Gartner S and Henkind P (1981) Aging and degeneration of the human macula. 1) Outer nuclear layer and photoreceptors. Br J Ophthalmol 65 (1): 23–28.
17.    Devaney KO and Johnson HA (1980) Neuron loss in the aging visual cortex of man. Journal of Gerontology 35 (6): 836–841.
18.    Derefeldt G, Lennerstrand G and Lundh B (1979) Age variations in normal human contrast sensitivity. Acta Ophthalmol 57 (4): 679–690.
19.    McGrath C and Morrison JD (1981) The effects of age on spatial frequency perception in human subjects. Expe­rimental Physiology 66 (3): 253–261.
20.    Owsley C, Sekuler R and Siemsen D (1983) Contrast sensitivity throughout adulthood. Vision Research 23 (7): 689–699.
21.    Owsley C, Gardner T, Sekuler R, et al (1985) Role of the crystalline lens in the spatial vision loss of the elderly. Inves Ophthalmol Vis Sci 26 (8): 1165–1170.
22.    Elliott DB (1987) Contrast sensitivity decline with ageing: a neural or optical phenomenon? Ophthal Physiol Opt 7 (4): 415–419.
23.    Chylack LT, Jakubicz G, Rosner B, et al (1993) Contrast sensitivity and visual acuity in patients with early cataracts. J Cat Refr Surg 19 (3): 399–404.
24.    Elliott DB and Situ P (1998) Visual acuity versus letter contrast sensitivity in early cataract. Vision Research 38 (13): 2047–2052.
25.    Hess R and Woo G (1978) Vision through cataracts. Invest Ophthalmol Vis Sci 17 (5): 428–435.
26.    Elliott DB, Gilchrist J and Whitaker D (1989) Contrast sensitivity and glare sensitivity changes with three types of cataract morphology: are these techniques necessary in a clinical evaluation of cataract? Ophthal Physiol Opt 9 (1): 25–30.
27.    Drews-Bankiewicz MA, Caruso R, Datiles M, et al (1992) Contrast sensitivity in patients with nuclear cataracts. Arch Ophthalmol 110 (7): 953–959.
28.    Lasa MS, Datiles M, Podgor M, et al. (1992) Contrast and glare sensitivity: association with the type and severity of the cataract. Ophthalmology 99 (7): 1045–1049.
29.    Rubin GS, Adamsons IA and Stark WJ (1993) Comparison of acuity, contrast sensitivity, and disability glare before and after cataract surgery. Arch Ophthalmol 111 (1): 56–61.
30.    Cornsweet TN (1962) The staircase-method in psychophysics. Amer J Psychol 75 (3): 485–491.
31.    Elliott D, Bullimore M and Bailey I (1991) Improving the reliability of the Pelli-Robson contrast sensitivity test. Clinical Vision Sciences 6 (6): 471–475.
32.    Elliott DB, Whitaker D, and Bonette L (1990) Differen­ces in the legibility of letters at contrast threshold using the Pelli-Robson chart. Ophthal Physiol Opt 10 (4): 323–326.
33.    Elliott DB, Sanderson K and Conkey A (1990) The reliability of the Pelli-Robson contrast sensitivity chart. Ophthal Physiol Opt 10 (1): 21–24.
34.    Pelli D and Robson J (1991) Are letters better than gratings? Clinical Vision Sciences 6: 409–411.
35.    Dougherty BE, Flom RE and Bullimore MA (2005) An evaluation of the Mars letter contrast sensitivity test. Optom Vis Sci 82 (11): 970–975.
36.    Thayaparan K, Crossland MD and Rubin GS (2007) Clinical assessment of two new contrast sensitivity charts. Br J Ophthalmol 91 (6): 749–752.
37.    Elliott DB and Bullimore MA (1993) Assessing the reliability, discriminative ability, and validity of disability glare tests. Inves Ophthalmol Vis Sci 34 (1): 108–119.
38.    Mäntyjärvi M and Laitinen T (2001) Normal values for the Pelli-Robson contrast sensitivity test. J Cat Refr Surg 27 (2): 261–266.
39.    Campbell FW and Green DG (1965) Monocular versus binocular visual acuity. Nature 208: 191–192.
40.    Blake R, Sloane M and Fox R (1981) Further developments in binocular summation. Perception Psychophysics 30: 266–276.
41.    Legge G and Rubin G (1981) Binocular interactions in suprathreshold contrast perception. Perception Psychophysics 30 (1): 49–61.
42.    Pardhan S and Gilchrist J (1990) The effect of monocular defocus on binocular contrast sensitivity. Ophthal Phy­siol Opt 10 (1): 33–36.
43.    Pardhan S and Gilchrist J (1991) The importance of measuring binocular contrast sensitivity in unilateral cata­ract. Eye 5 (1): 31.
44.    Kingsnorth A, Drew T, Grewal B, et al (2016) Mobile app Aston contrast sensitivity test. Clin Exper Optom 99 (4): 350–355.
45.    Ball K, Owsley C, Sloane M, et al (1993) Visual attention problems as a predictor of vehicle crashes in older drivers. Invest Ophthalmol Vis Sci 34 (11): 3110–3123.
46.    Owsley C, Stalvey B, Wells J, et al (2001) Visual risk factors for crash involvement in older drivers with cataract. Arch Ophthalmol 119 (6): 881–887.
47.    Hennessy DF and Janke MK (2009) Clearing a road to being driving fit by better assessing driving wellness: deve­lopment of California’s prospective three-tier driving-centered assessment system. California Department of Motor Vehicles, Sacramento, US.
48.    Wood JM and Troutbeck R (1995) Elderly drivers and simulated visual impairment. Optom Vis Sci 72 (2): 115–124.
49.    Anderson SJ and Holliday IE (1995) Night driving – effects of glare from vehicle headlights on motion perception. Ophthal Physiol Opt 15 (6): 545–551.
50.    Wood JM and Owens DA (2005) Standard measures of visual acuity do not predict drivers’ recognition performance under day or night conditions. Optom Vis Sci 82 (8): 698–705.
51.    Wood JM, Tyrrell R, Chaparro A, et al (2012) Even moderate visual impairments degrade drivers’ ability to see pedestrians at night. Invest Ophthalmol Vis Sci 53: 2586–2592.
52.    DVLA (2016) Driving eyesight rules.
53.    Rae S, Latham K and Katsou M (2016) Meeting the UK driving vision standards with reduced contrast sensitivity. Eye 30 (1): 89–94.

Автор: К. Лонгли,
доктор философии, Колледж оптометристов (Лондон, Великобритания)

Перевод: И. В. Ластовская

Оригинал статьи опубликован в журнале Optometry Today 29.09.2018. Перевод печатается с разрешения редакции

© РА «Веко»

Печатная версия статьи опубликована в журнале «Современная оптометрия»  [2022. № 6 (155)].

По вопросам приобретения журналов и оформления подписки обращайтесь в отдел продаж РА «Веко»:

  • Тел.: (812) 634-43-34.
  • E-mail: magazine@veko.ru
  • veko.ru

Наши страницы в соцсетях:

Ближайшие события